Биография балерины Анны Павловой

Павлова, Анна Павловна

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Павлова; Павлова, Анна.

Анна Павлова


Анна Павлова в своей гримуборной

Имя при рождении

Анна Матвеевна Павлова

Дата рождения

31 января (12 февраля) 1881

Место рождения

  • Санкт-Петербург, Российская империя

Дата смерти

23 января 1931 (49 лет)

Место смерти

  • Гаага, Нидерланды

Гражданство

  • Российская империя

Профессия

артистка балета

Театр

Мариинский театр,
Балетная труппа Анны Павловой

Награды

IMDb

ID 0667816

Анна Павлова на Викискладе

А́нна Па́вловна (Матве́евна) Па́влова (31 января 1881 — 23 января 1931) — русская артистка балета, прима-балерина Мариинского театра в 1906—1913 годах, одна из величайших балерин XX века. После начала Первой мировой войны поселилась в Великобритании, постоянно гастролировала со своей труппой по всему миру, выступив более чем в 40 странах и во многих из них впервые представив искусство балета. Гастроли Анны Павловой способствовали утверждению мировой славы русского балета. Хореографическая миниатюра-монолог «Умирающий лебедь» в исполнении балерины стала одним из высоких эталонов русской балетной школы.

Биография

Происхождение

Валентин Серов. Сильфида Анны Павловой как визитная карточка Русского балета Дягилева 1909 года

Анна Павлова родилась в Петербурге 31 января (12 февраля) 1881 года, как свидетельствует метрика, в госпитале лейб-гвардии Преображенского полка на Кирочной улице, где служил её отец — Матвей Павлович Павлов. По некоторым данным этот отставной солдат происходил из рода евпаторийских караимов, его настоящее имя было Шабетай Шамаш (Матвей), а скончался он через несколько лет после рождения дочери и был погребён на Красненьком кладбище в Петербурге (там же впоследствии похоронили и его законную жену Любовь Фёдоровну Павлову, мать Анны). Слухи о возможном происхождении Анны Павловой от известного еврейского банкира, коммерции советника Лазаря Соломоновича Полякова документально не подтверждены, а её муж считал их легендой. Отчество «Павловна» появилось уже много позже как артистическое имя. Так, например, Фокин в письме к Павловой 1924 года использовал обращение Анна Павловна.

Годы учёбы

В детстве Анна вместе с матерью жила в Петербурге и в дачном посёлке Лигово, где у Павловых был деревянный дом. В детстве девочка попала на представление балета «Спящая красавица» и утвердилась в желании стать балериной, но изучать искусство балета начала в 10 лет после того, как была принята в училище.

Училась в Императорском театральном училище, где среди её педагогов были А. А. Облаков, Е. О. Вазем и П. А. Гердт. В 1899 году, после выпускного экзамена, была принята в труппу Мариинского театра.

Как во время учёбы, так и по её окончании уже на сцене Мариинского театра молодую танцовщицу называли Павлова 2-я, чтобы отличить её от другой более старшей, но впоследствии менее известной однофамилицы. Мариус Петипа в мемуарах упоминает педагога Е. П. Соколову, в классе усовершенствования которой в 1902—1904 годах «учились и г-жа Павлова 2-я, и Седова, и Трефилова, и сделали под ее руководством огромные успехи». В дневнике М. И. Петипа отзывался о Павловой как об ученице Е. П. Соколовой. Павлова посещала Петипа для прохождения с ним сцен из балетов, обращалась за советами к балетмейстеру для совершенствования исполнения заглавной роли в «Жизели» и при подготовке своей партии в «Корсаре».

В Императорском театре

Минуя кордебалет, Павлова сразу же стала получать ответственные «афишные» партии в классических балетах. Её сценический дебют в качестве артистки Императорских театров состоялся 19 сентября 1899 года в «Тщетной предосторожности», где она исполнила па-де-труа со Стасей Белинской и Георгием Кякштом. Вскоре последовали Зюльма в «Жизели», Диана в «Царе Кандавле», па-де-труа и Вариация Снега в «Камарго», Фея Кандид в «Спящей красавице».

Партнёрами Павловой выступали Михаил Обухов, Сергей Легат, Николай Легат. В самом начале творческой карьеры балерины одним из её партнёров был Михаил Фокин — их первое совместное выступление состоялось 29 декабря 1899 года в балете «Марко Бомба» и было закреплено успехом 10 сентября 1900 года в «Пробуждении Флоры».

В следующие сезоны среди новых партий Павловой были па-д’эсклав, па-де-труа и Гюльнара в «Корсаре», Принцесса Флорина в «Спящей красавице», па-де-труа в «Пахите» (все — 1901), Жуанита в «Дон-Кихоте» (1902). В 1902 году получила свою первую балеринскую партию, исполнив роль Никии в «Баядерке». Затем последовали Жизель в «Жизели» и Рамзея в «Дочери фараона» (1903), Пахита в «Пахите» и Медора в «Корсаре» (1904), Китри в «Дон-Кихоте» (1905), Аспиччия в «Дочери фараона» (1906), Одетта и Одиллия в «Лебедином озере» и Низия в «Царе Кандавле» (1909). Кроме классических партий, Павлова также любила выступать в хара́ктерных танцах: в её репертуаре были Панадерос в «Раймонде» (1906), Фанданго в «Кармен» (1908), Уральская плясовая в «Коньке-Горбунке».

Став одной из ведущих танцовщиц труппы, в 1906 году Павлова получила звание балерины и блистала среди лучших исполнительниц петербургской балетной сцены начала XX века, таких как Кшесинская, Преображенская, Карсавина, но в интервью 2 мая 1907 года на вопрос «Кого вы считаете лучшей из нынешних балерин?» М. И. Петипа ответил: «Выделить я никого не берусь. У Павловой 2-й свои достоинства, у Преображенской другие и т. д.». Большое влияние на исполнительскую манеру Анны Павловой оказала совместная работа с балетмейстерами Александром Горским и особенно Михаилом Фокиным.

Сотрудничество с Михаилом Фокиным

Анна Павлова в миниатюре «Лебедь», поставленной для неё Михаилом Фокиным

В театральном училище Фокин учился на курс старше Павловой. Одна из первых постановок Фокина, пятая по счёту — дивертисмент «Виноградная лоза» на музыку А. Г. Рубинштейна, в которой начинающий балетмейстер танцевал па-де-де с Павловой, была удостоена поощрительной похвалы в записке Мариуса Петипа. В балете «Эвника» Фокин для Павловой в роли Актеи поставил «Танец семи покрывал». В своих воспоминаниях о создании балета «Египетские ночи» Фокин описал историю «Танца со змеёй», поставленного для Павловой с живым гадом.

22 января 1907 года на благотворительном вечере в Мариинском театре Анна Павлова впервые исполнила поставленную для неё М. Фокиным хореографическую миниатюру «Лебедь» (несколько лет спустя распространилось название «Умирающий лебедь»), ставшую впоследствии одним из символов русского балета XX века. В. М. Красовская цитировала слова одной из первый рецензий: «Если можно балерине на сцене подражать движениям благороднейшей из птиц, то это достигнуто: перед вами лебедь».

В 1909 году Фокин предполагал, что роль Хлои в несостоявшейся петербургской постановке балета «Дафнис и Хлоя» будет исполнять Павлова. В 1913 году в Берлине после ухода из антрепризы Дягилева для труппы Анны Павловой Михаил Фокин создал два балета: «Прелюды» на музыку одноимённой симфонической поэмы Ференца Листа и «Семь дочерей горного короля» на музыку Александра Спендиарова.

Участие Павловой в премьерных постановках Фокина:

  • 1906 — 8 апреля, дивертисмент «Виноградная лоза», Царица виноградных вин (или Дух виноградной лозы).
  • 1907 — 10 февраля, Актея в «Эвнике» и Сильфида в «Шопениане» (главная партия в 1-й редакции). 25 ноября главная партия Армиды в «Павильоне Армиды». 22 декабря миниатюра-монолог «Лебедь».
  • 1908 — 16 января, маскарад «Ночь Терпсихоры». 8 марта главная партия Вереники в «Египетских ночах», «Балет под музыку Шопена» (2-я редакция «Шопенианы»).
  • 1909 — 19 мая, Армида («Павильон Армиды»); Адажио и Вариации в па-де-де («Пир»). 2 июня, «Сильфиды» (2-я редакция «Шопенианы» с Седьмым вальсом) и Таор в «Клеопатре» (2-я редакция «Египетских ночей»), Русский балет Дягилева, Париж.
  • 1913 — 31 марта, «Семь дочерей горного короля», Труппа Павловой, Берлин.

В Русских сезонах Дягилева

Павлова танцевала партию Армиды в премьерном спектакле «Павильон Армиды» 19 мая 1909 года в «Русских сезонах» Сергея Дягилева в Париже, а 2 июня выступала на парижских премьерах балетов «Сильфиды» и «Клеопатра» (название 2-й редакции «Египетских ночей»). В воспоминаниях о дягилевском сезоне 1909 года С. Л. Григорьев писал: «Анна Павлова была на высоте. Она воплощала саму сущность романтического, воздушного, неземного, была олицетворением сильфиды, и если Нижинского сопоставляли с Вестрисом, то Павлову — с Марией Тальони». Участие в антрепризе Дягилева положило начало мировой известности балерины. Так, присутствовавший на выступлениях Павловой директор Метрополитен-оперы Отто Кан подписал с ней месячный контракт. Афиша работы В. Серова с замершей в арабеске Павловой стала одной из эмблем «Русских сезонов».

После первого Русского сезона в Париже А. П. Павлова, М. М. Фокин, В. Ф. Нижинский и С. Л. Григорьев были удостоены степени командора Ордена Академических пальм.

По различным причинам Павлова ушла из труппы Дягилева, но согласилась исполнить заглавную роль в «Жизели» на гастролях Русского балета в Лондоне. Об этом выступлении в октябре 1911 года С. Л. Григорьев писал следующее: «В последние годы Павлова появлялась на крупных музыкальных площадках по большей части в концертных номерах, и все ждали увидеть великую артистку в достойной её роли. Публика не разочаровалась. Было трудно определить, в котором из актов она лучше. В первом проявился её огромный драматический дар, во втором — бесподобное слияние с музыкой. Это было редчайшее сочетание, обусловившее огромный успех. Главную мужскую роль великолепно исполнил Нижинский. Благодаря искусству этих двух мастеров „Жизель“ прочно вошла в наш репертуар».

Гастроли

В 1907 году Анна Павлова и Адольф Больм возглавили небольшую труппу из 20 артистов для гастролей за границей, в которую в частности вошли Э. И. Вилль, М. Н. Горшкова, И. С. Неслуховская, Е. Д. Полякова, Е. П. Эдуардова, И. Н. Кусов, А. Н. Обухов, А. В. Ширяев. Первые гастроли прошли в городах Европы весной 1908 года. Тогда партнёром Павловой выступал Больм. В репертуар вошли балеты «Жизель», «Пахита», «Волшебная флейта», «Привал кавалерии», второй акт «Лебединого озера» и дивертисмент. Партнёр — Больм. Ф. В. Лопухов вошёл в состав труппы не без протекции А. В. Ширяева и напоминал, что эти гастроли начались до организации Русских сезонов А. Н. Бенуа и С. П. Дягилева, а репертуар состоял из балетов «Тщетная предосторожность», «Очарованный лес» и номеров дивертисмента.

На гастролях других годов Павлова выступала с разными партнёрами. Танец «Вакханалия» из балета «Времена года» Глазунова с Михаилом Мордкиным обрёл мировую известность. Павлова гастролировала во многих странах мира вместе со своей собственной труппой, имела огромный концертный репертуар и напряжённый график выступлений. С 1909 года Павлова начала сочинять собственные лирические миниатюры, вдохновлённые «Лебедем» Фокина. Гастроли способствовали созданию балериной собственного жанра, который Ю. Д. Беляев назвал «хореографической мелодекламацией». К таким номерам относятся «Стрекоза» на музыку Крейслера, «Бабочка» на музыку Дриго, «Ночь», «Калифорнийский мак». В 1910-х годах возвращение на родину уже могло расцениваться как «русские гастроли». Последнее выступление балерины в Мариинском театре состоялось в 1913 году, а в России — в 1914 году: 31 мая в Петербурге, 3 июня в Москве, 7 июня в Павловском вокзале, когда своим партнёром Павлова избрала А. Н. Обухова. С началом Первой мировой войны обосновалась в Англии и в Россию больше не возвращалась.

В 1921—1925 годах организатором гастролей Анны Павловой в США был американский импресарио российского происхождения Соломон Юрок. В 1921 году Анна Павлова также выступала в Индии, завоевав внимание публики в Дели, Бомбее и Калькутте. Имя Павловой ещё при жизни балерины стало легендарным.

  • 1908 — весна, первые зарубежные гастроли Павловой. Европа: Гельсингфорс, Стокгольм, Копенгаген, Прага, Берлин. Партнёр — Адольф Больм
  • 1909 — с 22 апреля по 7 мая, Берлин. Партнёр — Николай Легат. Затем концерты в Праге и Париже
  • 1910 — 16 февраля дебют в Нью-Йорке, за которым последовали выступления в Бостоне, Филадельфии и Балтиморе. Апрель — май в Лондоне. Партнёр — Михаил Мордкин.
  • 1911 — лето в Лондоне, где, как писала В. М. Красовская, «Павлова выступала в мюзик-холльной программе, но её собственные номера представляли высокую художественную ценность». В репертуар вошла «Вакханалия» в постановке Михаила Мордкина. В ноябре состоялось турне по городам Англии, Ирландии и Шотландии. Партнёр — московский танцовщик Л. Л. Новиков
  • 1922 — Япония, Китай, Манила, острова Малайзии, Индия, Египет
  • 1925—1926 — Южная Америка, Австралия, Новая Зеландия
  • 1928 — Египет, Индия, Бирма, Сингапур, Ява
  • 1929 — Австралия

В 1925 году Анна Павлова посетила школу Ольги Преображенской и для участия в гала-концерте 8 июня 1925 года во дворце Трокадеро отобрала среди учениц Ирину Гржебину, Нину Тихонову, Нину Юшкевич. Дебют у Анны Павловой самой юной из воспитанниц Преображенской — Тамары Тумановой — стал тогда для подающей большие надежды танцовщицы путёвкой в жизнь.

После распада Русского романтического театра в 1926 году балетмейстером в труппе А. П. Павловой был Б. Г. Романов. Балетмейстером антрепризы также был И. П. Хлюстин.

Последние годы

Крематорий Голдерс-Грин. Урна с прахом А. Павловой.

Последние годы Анна Матвеевна мечтала вернуться на Родину, но её желание не было осуществлено.

Умерла Павлова в Гааге от гнойного плеврита во время своих гастролей 23 января 1931 года (простудилась после репетиции в холодном и неотапливаемом зале). Согласно биографам, перед смертью балерина произнесла: «Приготовьте мой костюм лебедя!».

Урна с прахом Анны Павловой находится в закрытом колумбарии крематория Голдерс-Грин в Лондоне. Рядом с ней покоится прах её гражданского мужа и импресарио Виктора Дандре.

Павлову сожгли, и рассказывают, что пепла было так много, что он не уместился в урну и его предложили присутствующим, которые завернули остатки в газетную бумагу и унесли. Константин Сомов

Отзывы современников

В. Я. Светлов присутствовал на первом появлении воспитанницы Павловой перед публикой на сцене Михайловского театра и поставил воздушной и эфемерной, хрупкой и изящной, как севрская статуэтка, молодой дриаде «с наивным личиком южной испанки», в аттитюдах и позах которой «чувствовалось что-то классическое», высший балл: двенадцать, тут же прибавив плюс. Уже тогда критик писал, что нечто давало возможность «предугадывать в этой хрупкой танцовщице будущую большую артистку».

Павлова была одарена «редкой тайной нарушать законы земного тяготения и с необычайной лёгкостью порхать в воздухе», общее же впечатление от классических танцев артистки — обаятельность. Не распространяясь о незначительных и мелких недочётах в не совсем отчётливо исполненных пируэтах разных ролей, Светлов о Павловой в «Баядерке» писал следующее: «Это — сама муза Терпсихора, воплотившаяся в лице нашей молодой танцовщицы. Каждый её танец, каждый костюм, каждая линия её поз, каждое её движение и каждая остановка — шедевры лёгкости, красоты и скульптурной пластики; я уже говорил о её элевации, воздушности и полётах — всё это вне конкурса. Мимика её в этом балете полна настроения и выразительности. В её игре и танцах — несомненный feu sacré , та священная искра искусства, которая согревает и освещает произведение настоящего художника. В ней есть что-то своё, оригинальное, её одной принадлежащее, и полное отсутствие рутины, банальщины и шаблона». Первый же выход Павловой в «Баядерке» на сцене Мариинского театра был удостоен «бурных и восторженных оваций».

Тамара Карсавина высказывалась о невозможности сравнения двух великих танцовщиц — Матильды Кшесинской и Анны Павловой — в «священном» балете «Баядерка»: «Лишь настоящие балерины допускались к исполнению заглавной роли. <…> Обе они были несравненны и вместе с тем несравнимы друг с другом, настолько разнились они по своему дарованию. В то время как сила Кшесинской заключалась в драматичности исполнения сцены, где она гибнет от руки соперницы, Павлова в акте теней поражала своей воздушностью — плоти в ней казалось не более, чем в снежинке».

По мнению Ф. В. Лопухова, Анна Павлова была кумиром и балетным идеалом как старшего, так и младшего поколений: «Она и в самом деле стояла первой в списке мастеров русского балета». В своих воспоминаниях балетмейстер попытался опровергнуть ранее разделяемое им распространённое мнение «будто Павлова — артистка тальониевского типа», причисляя балерину не к наследницам французского романтизма 30-х годов XIX века, а скорее к представительницам русской романтики, расценивая её как зачинательницу балетной романтики XX века. Ф. В. Лопухов писал: «У неё был мягкий, хотя и не очень большой прыжок. Павловские développés, арабески и аттитюды прекрасны по форме. Она не злоупотребляла вращениями, но делала все пируэты и вращения, вплоть до фуэте, окрашивая их русской романтикой и лирикой. Внешний облик Павловой не имел ничего общего со славянским, но её лицо скорее напоминало еврейку. А душа Павловой была славянская». Согласно Лопухову, напрасно балерину отождествляют с «Умирающим лебедем», так как «Павлова воспевала радость больше, чем горе; тема счастья, а не страдания, была её главной темой».

> Награды

  • Орден Академических пальм — степень командора

Примечания

  1. 1 2 Павлова Анна Павловна // Большая советская энциклопедия: / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  2. Красовская, 1972, А. П. Павлова, с. 229.
  3. 1 2 Васильев, 2003.
  4. Фокин, 1981, А. П. Павловой , с. 384—385.
  5. 1 2 3 4 Красовская, 1981.
  6. Петипа, 1971, Мемуары, с. 59.
  7. Петипа, 1971, Дневники 1903—1905 годов. 1903. 23 апреля, с. 76.
  8. Петипа, 1971, Из интервью в связи с 60-летием творческой деятельности, с. 125.
  9. Петипа, 1971, Дневники 1903—1905 годов. 1903. 28 апреля, с. 76.
  10. Петипа, 1971, Дневники 1903—1905 годов. 1904. 1 ноября, с. 100.
  11. Петипа, 1971, Дневники 1903—1905 годов. 1904. 27 ноября, с. 102.
  12. 1 2 Красовская, 1972, Пора дебютов, с. 231.
  13. Красовская, 1999, с. 38.
  14. Петипа, 1971, Из интервью в связи с 60-летием творческой деятельности, с. 126.
  15. Фокин, 1981, , с. 91.
  16. Фокин, 1981, , с. 93.
  17. Фокин, 1981, , с. 113.
  18. 1 2 Красовская, 1999, с. 8—9.
  19. Фокин, 1981, Добровольская Г. Н. Комментарий к с. 225, с. 438.
  20. Фокин, 1981, С. В. Бомонту, II. 2 января 1925, с. 390.
  21. Фокин, 1981, С. В. Бомонту, II. 2 января 1925, с. 393.
  22. Фокин, 1981, . «Золотой петушок», с. 173—174.
  23. Фокин, 1981, Добровольская Г. Н. Список постановок М. М. Фокина, с. 463—464.
  24. Фокин, 1981, Добровольская Г. Н. Комментарий к с. 91, с. 429.
  25. Красовская, 1971, «Виноградная лоза», с. 168—169.
  26. Григорьев, 1993, Глава первая. 1909, с. 30—31.
  27. 1 2 Фокин, 1981, Добровольская Г. Н. Комментарий к с. 124, с. 431.
  28. Григорьев, 1993, Глава первая. 1909, с. 32.
  29. Barbara Barker. Pavlova, Anna (Pavlovna) // The Encyclopedia of New York City / Kenneth T. Jackson, Lisa Keller, Nancy Flood. — 2. — Yale University Press, 2010. — P. 984. — 1584 p. — ISBN 0300182570.
  30. 1 2 Петипа, 1971, Нехендзи А. Н. Примечание 136.
  31. Григорьев, 1993, Глава третья. 1911, с. 60—61.
  32. 1 2 3 Красовская, 1972, Годы странствий, с. 267.
  33. Лопухов, 1966, На чужбине, с. 155.
  34. Лопухов, 1966, Московские балерины и танцовщики, с. 154.
  35. Красовская, 1972, Годы странствий, с. 269.
  36. Красовская, 1972, Годы странствий, с. 274.
  37. Красовская, 1972, А. Н. Обухов, с. 372.
  38. «Синтез искусств. Зрелищные искусства индии» М. П. Котова
  39. 1 2 Красовская, 1972, Годы странствий, с. 268.
  40. Красовская, 1971, В Лондоне, с. 269.
  41. 1 2 Красовская, 1972, Годы странствий, с. 271.
  42. 1 2 3 Красовская, 1999, с. 105.
  43. Anna Pavlova in Australia: 1926, 1929 Tours. National Library of Australia. Дата обращения 17 апреля 2017.
  44. Паппе B. М. Романов Борис Георгиевич // Балет : энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Григорович. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — 623 с.
  45. https://www.svoboda.org/z/16281/2018/3/2
  46. Светлов, 1906, с. 297—298.
  47. Светлов, 1906, с. 310.
  48. Светлов, 1906, с. 313—314.
  49. Петипа, 1971, Карсавина Т. Романтика и волшебство танца, с. 312.
  50. 1 2 Лопухов, 1966, Балерины и танцовщицы дней моей юности, с. 110.
  51. 1 2 Лопухов, 1966, Балерины и танцовщицы дней моей юности, с. 111.

Литература

  • Альджеранов Х. Анна Павлова: Десять лет из жизни звезды русского балета. М.: Центрполиграф, 2006
  • Аркина Н. Е. Анна Павлова (к 100-летию со дня рождения). — М.: Знание, 1981. — 56 с.
  • Васильев А. А. Терпсихора пакетботов // Анна Павлова. Жизнь и легенда / Виктор Дандре ; предисловие А. А. Васильева, статья А. Я. Левинсона (пер с фр. Л. М. Цывьяна). — СПб. : Вита Нова, 2003. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 5-93898-043-7.
  • Григорьев С. Л. Балет Дягилева, 1909—1929 = The Diaghilev Ballet. 1909—1929 / Предисл. В. В. Чистяковой; пер. с англ. Н. А. Чистяковой. — М.: APT СТД РФ, 1993. — 383 с. — (Ballets Russes). — 5000 экз. — ISBN 5-87334-002-1.
  • Красовская В. М. Анна Павлова: Страницы жизни русской танцовщицы. — Л.; М.: Искусство, 1964. — 220 с. — (Корифеи русской сцены). — 70 000 экз.
  • Красовская В. М. Русский балетный театр начала XX века. 1. Хореографы. — Л.: Искусство, 1971. — 526 с. — 22 000 экз.
  • Красовская В. М. А. П. Павлова // Русский балетный театр начала XX века. 2. Танцовщики. — Л.: Искусство, 1972. — С. 229—275. — 456 с. — 30 000 экз.
  • Красовская В. М. Павлова Анна Павловна (Матвеевна) // Балет : энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Григорович. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — 623 с.
  • Красовская В. М. Анна Павлова // Павлова. Нижинский. Ваганова : Три балетные повести. — М.: Аграф, 1999. — С. 6—106. — 576 с. — (Волшебная флейта. Из кладовой истории). — ISBN 5-7784-0074-8.
  • Лопухов Ф. В. Шестьдесят лет в балете. Воспоминания и записки балетмейстера / Литературная ред. и вступ. статья Ю. В. Слонимского. — М.: Искусство, 1966. — 368 с. — 15 000 экз.
  • Мариус Петипа. Материалы. Воспоминания. Статьи / Отв ред. Ю. И. Слонимский; составитель и автор примечаний А. Н. Нехендзи. — Л. : Искусство, 1971. — 446 с. — 40 000 экз.
  • Светлов В. Я. Павлова А. П. // Терпсихора. Статьи. Очерки. Заметки. — СПб.: Артистическое заведение А. Ф. Маркса, 1906. — С. 295—320. — 351 с.
  • Соколов-Каминский А. А. Павлова Анна Павловна. Электронный словарь. «Меч и трость». Православный монархический журнал. Дата обращения 13 мая 2017.
  • Фокин М. М. Против течения. Воспоминания балетмейстера / Ред. Г. Н. Добровольская; составление Ю. В. Слонимского, Г. Н. Добровольской. — 2-е изд., доп. и испр. — Л.: Искусство, 1981. — 510 с.

Презентация «Легенда русского балета Анна Павлова»

Цель презентации: развитие интереса к классической хореографии посредством знакомства с творчеством выдающейся русской балерины.

Задачи:

1. Дать общие сведения о творчестве великой русской балерины

2. Вдохновить на развитие творческого потенциала и качеств характера таких как целеустремленность, сила воли, самоотдача

Однажды мама отвела Аню в Мариинский театр. Где показывали «Спящую красавицу» Петра Ильича Чайковского.

Дом в Лигове, в котором знаменитая балерина Анна Павлова провела свои детские годы.

В 1891 году Анна Павлова была принята на балетное отделение Петербургского театрального училища.

Окончив училище, она пришла в Мариинский театр, куда её взяли сначала танцовщицей, а потом перевели в разряд балерин

Мастерство Анны Павловой совершенствовалось год от года, из спектакля в спектакль.

О самоотречении Павловой ходят легенды — она выходила на сцену с температурой, больная, изможденная, с растянутыми связками, а в Америке даже выступала с поломанной ногой.

Свою самую знаменитую партию — хореографическую миниатюру Умирающий лебедь, поставленную Фокиным, она впервые исполнила в 1907 году. Позже эта постановка станет безусловным символом русского балета.

Сен-Санс был удивлён такой трактовкой: в его пьесе лебедь не умирает, и музыка написана в мажорной тональности

«Умирающий лебедь» впоследствии стал коронным номером и для Майи Плисецкой .

Если бы точно было известно, сколько раз она его исполнила, это число наверняка попало бы в книгу рекордов Гиннеса.

Галина Уланова

Ивет Шовире

Ульяна Лопаткина

В программке выступления балета Павловой, напечатанной в Голландии за два дня до ее кончины, имя балерины в составе исполнителей не значилось. Она уже не выходила из своих апартаментов в гостинице. Между тем труппа продолжала готовиться к гастролям в Брюсселе. Но гастроли не состоялись.

После ее смерти была распущена ее труппа, распродано имущество. Осталась только легенда о великой русской балерине Анне Павловой

Описание монеты

Аверс: в центре диска — эмблема Банка России (двуглавый орёл художника И. Билибина), под ним: слева — обозначение металла, проба сплава, в центре — товарный знак монетного двора, справа — содержание драгоценного металла в чистоте. По окружности надписи, обрамлённые кругом из точек: вверху — «3 РУБЛЯ 1993 г.», внизу — «БАНК РОССИИ».

Реверс: изображение балерины Анны Павловой на фоне Мариинского театра в Санкт-Петербурге, слева от неё — лира и лавровая ветвь, по окружности надписи: вверху — «РОССИЯ И МИРОВАЯ КУЛЬТУРА», внизу — «АННА ПАВЛОВА».

Художник: А.В. Бакланов.

Скульптор: И.С.Комшилов.

Чеканка: Ленинградский монетный двор (ЛМД).

Путь к успеху

Какая судьба может ожидать дочь прачки и солдата? Незавидная. Маленькая Нюра, как ее называла мать, с детства чувствовала себя обреченной на нищету и убогость. Болезненная, экзальтированная, она, казалось, ждала чуда в своей скудной серой жизни. Чуда, способного разом переменить злодейку-судьбу, вознести к невиданным высотам. Только в 1888 году это призрачное чувство обрело форму и имя. Балет. Посмотрев впервые «Спящую красавицу», девочка заболела. Спектакль стал для нее настоящим потрясением. С трудом оправившись от горячки, она день и ночь бредила балетом, пока испуганная мать не согласилась отдать ее в театральное училище.

Фотопортрет балерины Анны Павловой 1920-е

Годы изнурительной учебы, отчаянье и слезы, злость на собственное деревянное, неподатливое тело. Нюра Павлова сильно отставала от своих сверстниц. Многое не получалось. Сердобольные педагоги советовали не мучаться и бросить балет. В ответ Анна с недетским упорством репетировала, шлифуя па, оттачивая сложные движения. «Я буду лучшей, я буду первой!» — этот девиз она повторяла ежедневно, стоя перед портретом легендарной Тальони. И победила.

На выпускном вечере о ней впервые заговорили как о явлении в русском искусстве. Помимо высочайшей техники исполнения, в Павловой были подлинный артистизм и природная грация. Она не просто танцевала, а жила на сцене. Балерина никогда не повторялась: каждый спектакль отличался от предыдущего. Непредсказуемая, импульсивная, легкая — она почти мгновенно стала примой Мариинки. Сюда, в балетный уголок Петербурга, каждый вечер стекались десятки поклонников Анны Павловой. Их число постоянно росло. Замкнутость балерины, ее стремление окутать собственную жизнь завесой тайны, только подстегивали общий интерес. Кого она любит? Кто ей патронирует? Невозможно, чтобы молоденькая, хорошенькая балерина до сих пор была без влиятельного друга! Невозможно? Она с достоинством отвергала самые лестные и выгодные предложения, отсылала дорогие подарки и роскошные цветы. Исключение составляли любимые тюльпаны. И лишь блеск влюбленных глаз выдавал тайну. Молодая прима была влюблена. Имя избранника стало известно, когда у Павловой появился роскошный репетиционный белый зал с портретом Тальони, — Виктор Дандре.

Анна Павлова — первые шаги в балете Анна Павлова в балете «Жизель»

Неравная пара

Анна потеряла голову от любви. А он? Любовь с первого взгляда? Как бы не так. Удачливый петербургский предприниматель Виктор Дандре был чужд романтическим порывам, но не видел ничего дурного в том, чтобы стать официальным покровителем восходящей звезды. Выгодное вложение капитала и ничего больше, разве чуточку нежности и страсти в придачу. Дандре льстила явная влюбленность артистки, Анна была похожа на едва распустившийся бутон тюльпана, предназначенный ему и только ему. Виктор делал девушке дорогие подарки, возил в рестораны, развлекал и, походя, развлекался.

Анна Павлова и Виктор Дандре

Неравная пара без будущего и прошлого. Анна чуть было не поверила в любовь Дандре, игнорируя социальные предрассудки. А осознав свою ошибку, разозлилась. На себя. На покровителя. Смешно было бы предположить, что такой человек, как Виктор Дандре, женится на ней, открыто заявит о своих отношениях. Смешно и больно. Многочисленные примеры подтверждали эту горькую истину. Артистки театра и балета созданы для флирта и адюльтера. Когда они надоедают, их бросают. Так было с ее подругами, так должно произойти и с ней. Однако Павлова не желала быть брошенной, поэтому сознательно отошла в сторону, решив, что отныне ее единственным другом и любовью станет мсье Балет. Так Анна Павлова в начале ХХ века торжественно приняла постриг в храме искусства.

Феерическая карьера

Истории было угодно, чтобы они встретились — два гения — Павлова и Фокин. Балерина и балетмейстер. Он поставил для нее «Лебедя» Сен-Санса, затем была Никия в «Баядерке», «Шопениана» и многие другие роли. Восхождение Павловой на артистический олимп было сродни яркой комете, сжигающей все на своем пути. В 1907 году Анна познала сладость триумфа в Скандинавии, получив из рук короля Оскара II орден «За заслуги перед искусством». Люди были так потрясены ее выступлениями, что благоговейно молчали, провожая балерину до гостиницы, а после устроили ей овацию, когда она появилась на балконе.

Анна Павлова в балете «Сильфида» Анна Павлова в балете «Раймонда» Анна Павлова в балете «Вакханалия» Нью-Йорк 1923

Париж склонился перед примой, увидев ее в Дягилевских сезонах. Были и другие победы. Анна Павлова вместе с труппой театра гастролировала все больше и больше. Работа приносила ей счастье и умиротворение, а образ Виктора Дандре, нанесшего жестокую обиду, постепенно тускнел. Женщина-легенда. Женщина-миф. Легенды не плачут и не влюбляются.

И вдруг внезапно череда успехов резко оборвалась. Газеты публиковали все новые подробности разразившегося скандала. Балерина уходит от Дягилева. Тот осыпает ее проклятиями. Павлова заключает сомнительный контракт с директором английского варьете. Какой пассаж! Целый год она будет танцевать для жующей публики, в перерывах между канканом и клоунами. Да, положительно прима сошла с ума.

Перемена роли

Павлова с ума не сошла. Более того, она прекрасно понимала, на что именно обрекает себя. Однако у балерины были на то свои личные причины. В этом английском вертепе ей предложили огромные деньги, сразу всю сумму, на руки. А деньги Павловой были очень нужны. Для бывшего покровителя.

Дела у Виктора Дандре действительно шли неважно. После разрыва с маленькой балериной удача отвернулась от него. Долги, неудачные сделки и опять долги. Итог весьма печален. Растрата и долговая яма. Вчерашние друзья мгновенно вычеркнули Дандре из списка приятных знакомых, и только Анюта, невзирая на свой оглушительный успех, сразу же поспешила на помощь. Она продала белый зал, где была так счастлива, драгоценности, а также свою творческую свободу. Полученной суммы (огромной по тем временам) как раз хватило на то, чтобы освободить Дандре из тюрьмы. В 1911 году эта пара эмигрировала из России.

Анна Павлова и Чарли Чаплин 1922 Федор Иванович Шаляпин, его дочь Дасия и Анна Павлова 1926

Для всех Виктор теперь был менеджером балерины. После того как унизительный английский контракт закончился, Павлова набрала собственную труппу и начала гастроли. Виктор всегда оставался рядом, взяв на себя обязанности администратора, менеджера и бухгалтера. Павлова могла творить, ни о чем не беспокоясь. Дандре долго не осмеливался сделать Анне предложение. Ведь роли давно переменились. Маленькая артисточка превратилась в королеву сцены, а он стал ее бледной тенью. И все же он решился. Прима согласилась стать женой бывшего покровителя. Но с одним условием.

– Никто не должен знать об этом. Я — Анна Павлова. И плевать мне на какую-то там мадам Дандре. Если проговоришься, мы расстанемся.

Их союз, который со стороны может показаться несколько вынужденным, оказался на редкость прочным. Страсть осталась в далеком прошлом, ей на место пришла любовь. Любовь простого человека к гению. И любовь гения к обывателю.

Спектакль для одного зрителя

Чета русских эмигрантов жила теперь в Англии, в прелестном домике на берегу озера. В озере плавали белые лебеди. Сад утопал в экзотических растениях, которые балерина привозила со всего мира. Дандре не просто любил, он боготворил свою жену. Теперь единственной целью для него стало служение великой балерине. Все делалось так, как было удобно и угодно Анне, ее окружали лишь те, кто преклонялся перед феноменальным даром балерины.

Анна Павлова учит слона танцевать

Правда, с годами преклоняться становилось все труднее и труднее. Характер у Павловой был отвратительным. Она легко переходила от эйфории к истерике, от истерики к экзальтации, от экзальтации к эйфории. И так по несколько раз в день. Больше всего, конечно, доставалось мужу. Семейные скандалы превращались в отвратительный спектакль, который не сходил со сцены долгие годы. Павлова обвиняла Дандре во все смертных грехах, как прошлых, так и настоящих. Он молча терпел инсинуации, а когда ситуация раскалялась, запирался в собственном кабинете. Тогда наступал второй акт пьесы. Балерина валялась в дверях, умоляя впустить ее, и плакала, плакала, плакала. После следовало бурное примирение. А еще через полчаса сцена могла повториться.

Анна Павлова в Египте 1923

Близкие друзья, ставшие случайными свидетелями семейных баталий, украдкой спрашивали Виктора, как он может все это терпеть. Менеджер балерины лишь отмалчивался. Он понимал природу страха, сжигавшего Анну изнутри. Старость. Для нее это состояние — не что иное, как смерть. Невозможность танцевать, а значит, дышать. Невозможность быть по-прежнему первой. Она слишком рано все получила: ошеломляющий успех, лучшие роли, мировую славу, творческую свободу, и теперь, когда Павловой шел уже пятый десяток, у нее не осталось ничего. Только старость. Сорок лет. Сорок пять. В этом возрасте она спросила у Фокина, сколько ей еще можно будет танцевать. Фокин улыбнулся:

– Ты поставишь новый рекорд. Станешь долгожителем в балете. Анна, ты в прекрасной форме и еще долгие годы будешь танцевать.
«А если нет? — спрашивала она себя. —Что если назавтра газеты выйдут с сенсационными заголовками: «Великая балерина уходит со сцены». Что тогда? Что я буду делать?»

Эти вопросы она задавала и мужу. Он, как умел, успокаивал: будешь просто жить, учить других. Но она не умела просто жить и не хотела учить других. Она хотела остановить время. И время пошло ей навстречу.

Двадцать лет бесконечных гастролей: Европа, Америка, Новая Зеландия, Австралия, страны Азии. Восемь-девять спектаклей в неделю, каждый на износ; расшатанное здоровье. Все это в пассиве. В активе — инфлюэнца и подсознательное желание умереть. Пусть не на сцене, но рядом с ней, держа в руках белоснежный костюм Лебедя. В 1931 году недалеко от Гааги Анны Павловой не стало.

Анна Павлова во время турне в Австралии 1929 Анна Павлова Монтевидео 1926 Анна Павлова в русском костюме 1920

После смерти жены Виктор Дандре создал клуб поклонников Анны Павловой. Фотографии, редкие пленки, костюмы из спектаклей — все это было принесено на ее алтарь. Дандре хотел, чтобы о ней помнили всегда. Увы, клуб просуществовал очень недолго. Ворох воспоминаний для большинства поклонников остался в прошлом, пришли иные кумиры и иные времена. И только один человек мог без устали смотреть на экран кинопроектора, где в нервной дрожи черно-белой пленки снова и снова умирал прекрасный Лебедь.

>
LiveInternetLiveInternet

Родители и детские годы Анны Павловой

Анна Павловна Павлова родилась 12 февраля 1881 года в Петербурге. До сих пор нет достоверных сведений об ее отце. Даже в энциклопедиях отчество Анны дается то Павловна, то Матвеевна. Сама балерина не любила, чтобы ее называли по отчеству, в крайнем случае предпочитала называться Анной Павловной — по фамилии. В восьмидесятые годы прошлого века в театральном архиве Санкт-Петербурга был обнаружен документ, подтверждающий, что Матвей Павлович Павлов был женат на Любови Федоровне — матери Павловой. Документ был датирован 1899 годом. Это означало, что он был жив в то время, когда девушке было уже 18 лет.
Когда Анна уже стала знаменитой, сын богатого петербургского банкира Полякова говорил, что она его сводная сестра. В упомянутом документе сообщается, что у Любови Федоровны была дочь Анна от другого брака. Но она прежде не была замужем. Потом стало известно, что примерно в 1880 году Любовь Федоровна была в услужении у семьи Поляковых. Внезапно она исчезла.

В автобиографии, написанной в 1912, Анна Павлова вспоминала о своем детстве и первых шагах на сцене: Первое мое воспоминание — маленький домик в Петербурге, где мы жили вдвоем с матерью… Мы были очень, очень бедны. Но мама всегда ухитрялась по большим праздникам доставить мне какое-нибудь удовольствие. Когда мне было восемь лет, она объявила, что мы поедем в Мариинский театр. «Вот ты и увидишь волшебниц». Показывали «Спящую красавицу».

С первых же нот оркестра я притихла и вся затрепетала, впервые почувствовав над собой дыхание красоты. Во втором акте толпа мальчиков и девочек танцевала чудесный вальс. «Хотела бы ты так танцевать?» — с улыбкой спросила меня мама. «Нет, я хочу танцевать так, как та красивая дама, что изображает спящую красавицу».

Я люблю вспоминать этот первый вечер в театре, который решил мою участь.

«Мы не можем принять восьмилетнего ребенка, — сказал директор балетной школы, куда привела меня мама, измученная моей настойчивостью. — Приведите ее, когда ей исполнится десять лет». В течение двух лет ожидания я изнервничалась, стала грустной и задумчивой, мучимая неотвязной мыслью о том, как бы мне поскорее сделаться балериной.

Поступить в Императорскую балетную школу — это все равно, что поступить в монастырь, такая там царит железная дисциплина. Из школы я вышла шестнадцати лет со званием первой танцовщицы. С тех пор я дослужилась до балерины. В России кроме меня только четыре танцовщицы имеют официальное право на этот титул. Мысль попробовать себя на заграничных сценах пришла впервые, когда я читала биографию Тальони. Эта великая итальянка танцевала всюду: и в Париже, и в Лондоне, и в России. Слепок с ее ножки и поныне хранится у нас в Петербурге».

Учеба в Императорской балетной школе и Мариинский театр

В 1891 матери удалось устроить дочь в Императорскую балетную школу, в которой Павлова провела девять лет. Устав школы был по-монастырски суров, однако учили здесь великолепно. В то время Петербургское балетное училище, несомненно, было лучшим в мире. Только тут и сохранялась еще классическая техника балета.

В 1898 году ученица Павлова выступила в балете «Две звезды», поставленном Пети-па. Уже тогда знатоки отметили какую-то особенную, только ей присущую грацию, удивительную способность поймать в партии поэтическую суть и придать ей свою окраску.

По окончании школы в 1899 Павлова была зачислена в труппу Мариинского театра. Ее дебют состоялся в 1899 году в балете «Дочь фараона» на музыку Цезаря Пуни в постановке Сен-Жоржа и Петипа. Не имея ни протекции, ни имени, она некоторое время оставалась на вторых ролях. У худенькой, отличавшейся слабым здоровьем танцовщицы обнаружился волевой характер: она привыкла превозмогать себя и даже больной не отказывалась от выступлений на сцене. В 1900 в «Пробуждении Флоры» она получила партию Флоры (в роли Аполлона выступал Фокин). Потом ответственные роли стали следовать одна за другой и каждую из них Павлова наполняла особым смыслом. Оставаясь всецело в рамках классической школы, она умела быть поразительно оригинальна и, исполняя старые обыкновенные танцы, превращала их в подлинные шедевры. Петербургская публика вскоре стала отличать молодую талантливую балерину. Мастерство Анны Павловой совершенствовалось год от года, из спектакля в спектакль. Молодая балерина приковывала к себе внимание своей необыкновенной музыкальностью и психологической сдержанностью танца, эмоциональностью и драматизмом, а также еще не раскрытыми творческими возможностями. В каждый новый спектакль балерина вносила много нового, своего.

Вскоре Анна Павлова становится второй, а затем и первой солисткой. В 1902 году Павлова создала совершенно новый образ Никии в «Баядерке», истолковав его в плане высокой трагедии духа. Эта трактовка изменила сценическую жизнь спектакля. То же самое произошло и с образом Жизели, где психологизм трактовки приводил к поэтически просветленному финалу. Зажигательный, бравурный танец ее героинь — Пахиты, Китри — был образцом исполнительского мастерства и стиля.

В начале 1903 года Павлова впервые танцует на сцене Большого театра. Начинается блистательный, но трудный путь Анны Павловой в балете, ее триумфальные выступления в городах Российской Империй.
Индивидуальность балерины, стиль ее танца, парящий прыжок натолкнули ее партнера, будущего знаменитого хореографа М. М. Фокина на создание «Шопенианы» на музыку Ф. Шопена (1907). Это — стилизации в духе изящной ожившей гравюры эпохи романтизма. В этом балете она танцевала мазурку и Седьмой вальс с В. Ф. Нижинским. Ее партнер Вацлав Нижинский хотя и танцевал весь академический репертуар ведущих солистов, но все-таки его индивидуальность раскрывалась прежде всего в балетах М. М. Фокина.

Первые зарубежные гастроли Анны Павловой

С 1908 года Анна Павлова начала гастролировать за рубежом. Вот как она вспоминала о первых гастролях: «Первая поездка была в Ригу. Из Риги мы поехали в Гельсингфорс, Копенгаген, Стокгольм, Прагу и Берлин. Всюду наши гастроли приветствовали как откровения нового искусства.

Жизнь танцовщицы многие представляют себе легкомысленной. Напрасно. Если танцовщица не держит себя в ежовых рукавицах, она не долго протанцует. Ей приходится жертвовать собой своему искусству. Награда ее в том, что ей удается заставить людей забыть на миг свои огорчения и заботы.

Я поехала с русской балетной труппой в Лейпциг, Прагу и Вену, мы танцевали прелестное «Лебединое озеро» Чайковского. Потом я присоединилась к труппе Дягилева, знакомившего с русским искусством Париж».

Павлова стала главной участницей всех «Русских сезонов» Сергея Дягилева в Париже. Здесь она и получила мировую известность, танцуя в балетах: «Павильон Армиды», «Сильфиды» и «Клеопатра» — под такими названиями шли «Шопениана» и «Египетски ночи». Этот репертуар Павлова исполняла в России. В роскошном ансамбле самых крупных дарований, представленных Дягилевым в Париже, Анна занимала одно из первых мест. Но в «Русских сезонах» Павлова выступала недолго. Ей хотелось творческой свободы.

Первые самостоятельные постановки Анны Павловой

Естественным для Павловой было попробовать ставить самой. Такую попытку она предприняла в 1909 году на спектакле в Суворинском театре в честь 75-летнего юбилея владельца — А. Суворина. Для своего дебюта Павлова выбрала «Ночь» Рубинштейна. Она появилась в белом длинном хитоне с цветами в руках и волосах. Глаза ее загорались, когда она протягивала кому-то свой букет. Гибкие руки то страстно взывали, то пугливо отстранялись. Все вместе превращалось в монолог о безумной страсти. Патетика оправдывалась наивной искренностью чувства. Свободные движения корпуса и рук создавали впечатление импровизации, напоминая о влиянии Дункан. Но и классический танец, включая пальцевую технику, присутствовал, разнообразя и дополняя выразительные жесты. Самостоятельное творчество Павловой было встречено с одобрением. Следующими номерами были «Стрекоза» Ф. Крейслера, «Бабочка» Р. Дриго, «Калифорнийский мак».
Здесь классический танец соседствовал и переплетался со свободной пластикой. Объединяло их эмоциональное состояние героини.

В 1910 году Анна Павлова ушла из Мариинского театра, создав собственную труппу. Павлова включила в гастрольный репертуар балеты Чайковского и Глазунова, «Тщетную предосторожность», «Жизель», «Коппелию», «Пахиту», интересные концертные номера. Балерина знакомила всех любителей балета с русским искусством. В труппе работали русские балетмейстеры и преимущественно русские танцовщики. С ними она создавала новые хореографические миниатюры, наиболее известные среди которых — «Ночь» и «Вальс-каприз» на музыку А. Рубинштейна и «Стрекоза» на музыку Крейслера.

Со своей труппой Павлова с триумфальным успехом гастролировала во многих странах мира. Она первой открыла русский балет для Америки, где впервые балетные спектакли стали давать полные сборы.
«…Из Лондона я поехала на гастроли в Америку, где танцевала в театре «Метрополитен». Разумеется, я в восторге от приема, устроенного мне американцами. Газеты помещали мои портреты, статьи обо мне, интервью со мной и — надо правду сказать — кучу вздорных выдумок о моей жизни, моих вкусах и взглядах. Я часто хохотала, читая это фантастическое вранье и видя себя тем, чем никогда не была, — чудачкой и необыкновенной женщиной. Сила фантазии американских журналистов прямо изумительна.

Из Нью-Йорка мы ездили в турне по провинции. Это было настоящее триумфальное шествие, но страшно утомительное. Меня звали и на следующий год в Америку, и мне самой хотелось ехать, но у меня положительно не хватает сил на эту скачку через континент — так страшно она разбивает нервы». Ее гастрольные маршруты пролегали и в Азии, и на Дальнем Востоке. За блестящими выступлениями скрывался тяжелый труд. Вот, например, перечень выступлений труппы Анны Павловой в США в декабре 1914 года: 31 спектакль в разных городах — от Цинциннати до Чикаго, и ни одного дня отдыха. Такая же картина и в Нидерландах в декабре 1927 года: ежедневные спектакли в разных городах — от Роттердама до Гронингена. И лишь один день отдыха — 31 декабря. За 22 года бесконечных турне Павлова проехала на поезде более полумиллиона километров, по приблизительным подсчетам, она дала около 9 тысяч спектаклей. Это был действительно труд на износ.

Был период, когда итальянский мастер Нинолини изготовлял для Анны Павловой в год в среднем две тысячи пар балетных туфель едва хватало.
Кроме чудовищной усталости зарубежные гастроли имели и другие отрицательные последствия. Отношения Павловой с Мариинским театром осложнились из-за финансовых разногласий. Артистка нарушила условия контракта с дирекцией ради выгодной поездки в Америку и вынуждена была выплатить неустойку. Желание дирекции заключить с нею новый контракт наталкивалось на требование вернуть неустойку. Тем не менее, театр был заинтересован в выступлениях балерины. Предпринимались шаги уладить инцидент. По инициативе дирекции в 1913 Павлова была удостоена почетного звания заслуженной артистки императорских театров и награждена золотой медалью. Дирекция настаивала на том, чтобы Анна выступала только в России.
Весной 1914 Павлова последний раз побывала дома. Балерина выступила 31 мая в петербургском Народном доме, 7 июня в Павловском вокзале, 3 июня в Зеркальном театре московского сада «Эрмитаж». Репертуар включал «Умирающего лебедя», «Вакханалию», другие ее миниатюры. Восторженный прием был адресован новой Павловой — международной «звезде»,. Маленькой, хрупкой балерине, привыкшей к чрезмерно напряженной работе, было 33 года. Это был пятнадцатый сезон, середина ее сценической жизни.
На родину она больше не вернулась. Но к положению в России Павлова не была безучастна. Она присылала посылки в трудные послереволюционные годы учащимся Петербургской балетной школы, переводила крупные денежные средства голодающим Поволжья, устраивала благотворительные спектакли с целью поддержать бедствующих на родине.

Большая дружба и творческое сотрудничество связывали двух выдающихся мастеров русского балета — Анну Павлову и Михаила Фокина. Она исполняла главные партии во многих его балетах: «Виноградная лоза» А. Рубинштейна, «Шопениана», «Египетские ночи». В результате творческого союза Павловой и Фокина были созданы произведения, где танец подчинен духовно-выразительным задачам. Так появились «Шопениана» и «Лебедь» на музыку К. Сен-Санса, которые стали поэтическим символом русской хореографии.
Специально для труппы Павловой Михаил Фокин поставил «Прелюды» на музыку Ф. Листа и «Семь дочерей горного царя» на музыку К. Спендиарова.

Маленькая передвижная труппа, конечно, не могла соперничать с Мариинским театром ни исполнительским составом, ни музыкальной культурой, ни оформлением. Утраты были неизбежны и весьма ощутимы, особенно при обращении к академическому репертуару. Павлова в подобных переделках обращалась с музыкой бесцеремонно — меняла темпы, тембровые краски, купировала номера и вставляла музыку других композиторов. Единственный критерий был важен для нее — будить ее творческую фантазию. И балерине в силу таланта нередко удавалось в какой-то мере преодолеть явные нелепости музыкального материала.
Все это подметил опытным взглядом побывавший на одном из выс­туплений балерины известный танцовщик дягилевской труппы Сергей Лифарь:

«Парижский сезон 1924 года был особенно богатым и блестящим в музыкальном и театральном отношениях, — сколько мне позволяли мои бедные средства, я не пропускал ни одного интересного концерта, ни одного интересного спектакля и жил этим, жадно впитывая в себя все впечатления. Одним из самых сильных и значительных парижских впечатлений был спектакль Анны Павловой.
В антракте в фойе я встретил Дягилева — где бы я ни бывал этою весною, я всюду его встречал — и на его вопрос, как мне понравилась Анна Павлова, мог только восторженно-растерянно пролепетать: — Божественно! Гениально! Прекрасно!». Да Сергею Павловичу не нужно было и спрашивать моего мнения — оно было написано на моем лице. Но ни Дягилеву, ни кому другому я не решался говорить о моем двойственном впечатлении, о том, что некоторые места мне показались дешевыми и надувательскими. Я уверен был, что все меня засмеют и скажут, что я ничего не понимаю и богохульничаю. Впоследствии я убедился, что я не один богохульничаю — богохульничал и Дягилев, который много мне рассказывал об Анне Павловой».

Личная жизнь Анны Павловой

Личная жизнь балерины складывалась непросто, что Анна Павлова считала это естественным:

«Теперь я хочу ответить на вопрос, который мне часто предлагают: почему я не выхожу замуж. Ответ очень простой. Истинная артистка подобно монахине, не вправе вести жизнь, желанную для большинства женщин. Она не может обременять себя заботами о семье и о хозяйстве и не должна требовать от жизни тихого семейного счастья, которое дается большинству. Я вижу, что жизнь моя представляет собой единое целое. Преследовать безостановочно одну и ту же цель — в этом тайна успеха. А что такое успех? Мне кажется, он не в аплодисментах толпы, а скорее в том удовлетворении, которое получаешь от приближения к совершенству. Когда-то я думала, что успех — это счастье. Я ошибалась. Счастье — мотылек, который чарует на миг и улетает».
Павлова связала свою жизнь с Виктором Дандре. Человеком весьма противоречивым. Дандре — горный инженер, в 1910 году был обвинен властями Петербурга в растрате средств, выделенных на строительство Охтинского моста. Анне Павловой пришлось поспешить ему на выручку и заплатить немалую сумму, чтобы его освободить. Несмотря на подписку о невыезде, Дандре после этого бежал из России и многие годы жил без паспорта.
Вместе с тем Дандре был одним из самых способных импресарио своего времени, который впервые понял могущество прессы. Он постоянно устраивал пресс-конференции, приглашал фоторепортеров и газетчиков на выступления Павловой, давал многочисленные интервью, связанные с ее жизнью и творчеством. Например, прекрасно обыгрывал сюжеты, навеянные романтическим образом «Лебедя». Сохранилось множество фотографий, запечатлевших Анну Павлову на берегу озера, по зеркальной глади которого скользят прекрасные белоснежные птицы. Такой водоем был и в ее поместье «Айви-хаус» в Англии. Там действительно жили лебеди, а один из них по кличке Джек был любимцем Анны Павловой. Он не забывал свою хозяйку, когда та была в длительных поездках. Широко известна фотография Анны с лебедем на коленях, его голова доверчиво лежит у нее на плече. Фото выполнено известным фотографом Лафайеттом, которого Дандре специально пригласил на съемки.
Но именно Дандре и старался выжать все возможное из мировой славы балерины, организуя бесконечные и весьма напряженные гастроли, не щадя ее здоровья. В конечном счете непосильная нагрузка и привела, видимо, к ее безвременной кончине…

Последние дни жизни Анны Павловой

17 января 1931 знаменитая балерина прибыла на гастроли Нидерланды, где ее хорошо знали и любили. В честь «русского Лебедя, голландцы, славящиеся своими цветами, вывели особый сорт белоснежных тюльпанов и назвали их «Анна Павлова». До сих пор на выставках цветов можно полюбоваться их изысканной красотой. С большим букетом этих цветов Анну встречал на вокзале голландский импресарио Эрнст Краусс. Но балерина чувствовала себя плохо и сразу направилась в «Отель дез Энд», где ей был отведен «Японский салон» со спальней, который впоследствии и получил название «Салон Анны Павловой». Судя по всему, артистка сильно простудилась во время поездки поездом по зимней Франции. Более того, как выяснилось, ночной поезд, которым она ехала из Англии в Париж, столкнулся с грузовым составом. Упавший кофр сильно ударил ее по ребрам. Только близким подругам Анна рассказала об этом происшествии, хотя на боль жаловалась многим.
В гостиницу был срочно вызван врач, который обнаружил у балерины острый плеврит. Королева Нидерландов Вильгельмина прислала Павловой личного врача де Йонга. Осмотрев ее, он пришел к следующему заключению: «Мадам, у вас плеврит. Необходима операция. Я посоветовал бы удалить одно ребро, чтобы было легче отсосать жидкость». В ответ на это Дандре воскликнул: «Как же так! Ведь она же не сможет завтра танцевать!». Действительно, по всей Гааге были расклеены афиши, извещавшие, что «19 января состоится последнее в Нидерландах выступление величайшей балерины нашего времени Анны Павловой с ее большим балетом». Затем предстояло длительное турне по Северной и Латинской Америке, Дальнему Востоку. Но этому не суждено было сбыться.
Дандре решил пригласить другого врача. Телеграммой был срочно вызван из Парижа врач Залевский, который раньше уже лечил Анну. А балерине становилось все хуже. Видимо, тогда и родилась легенда об «умирающем лебеде», которую приводит в своих мемуарах Виктор Дандре. Анна Павлова, уверяет мемуарист, любой ценой хотела еще раз выйти на сцену. «Принесите мне мой костюм лебедя», — сказала она. Это якобы были ее последние слова…

Однако действительность была куда более прозаичной и трагичной. Об этом рассказывали служанка Анны Павловой Маргерит Летьенн, врачи, бывшие у ее постели. Они вспоминают, что балерина пригласила к себе некоторых участниц своей труппы и давала им указания, считая, что, несмотря на ее болезнь, спектакли должны состояться, особенно в Бельгии для нужд Красного Креста. Потом ей стало хуже. Все, кроме служанки, удалились из комнаты. Анна, кивнув на дорогое платье, недавно купленное в Париже у известного кутюрье, сказала Маргерит: «Лучше бы я потратила эти деньги на моих детей». Она имела в виду детей-сирот, которые уже давно жили на ее средства в одном из особняков. После этого больная впала в кому. Прибывший Залевский с помощью дренажной трубки попытался еще откачать жидкость из плевры и легких, но все было напрасно. Анна больше не приходила в сознание. Полагают, что в ночь с 22 на 23 января 1931 года она умерла от острого заражения крови, занесенного недостаточно хорошо продезинфицированной дренажной трубкой…

После смерти Павловой

Русская колония в Париже хотела, чтобы Павлову похоронили на кладбище Пер-Лашез, где ей можно было бы поставить прекрасный памятник. Но Дандре высказался за то, чтобы Анну кремировали. Во время гастролей в Индии она была зачарована индийскими погребальными церемониями, во время которых тело усопшего сжигается на погребальном костре. Она заметила близким, что хотела бы, чтобы ее кремировали. «Так позже будет легче возвратить мой прах в дорогую Россию», — будто бы сказала она. Дандре обсудил этот вопрос с импресарио Крауссом, и они решили посоветоваться с главой русской православной церкви в Гааге священником Розановым, ведь по церковным канонам полагаются только похороны на кладбище. Учитывая ситуацию, священник не возражал против кремации…

Виктор Дандре, несмотря на все его уверения, не был официальным мужем Анны Павловой, хотя об этом говорится в его завещании и урна с его прахом установлена рядом с урной Анны. Сама она никогда и называла его своим мужем, у них не было общего банковского счета. После смерти Анны Дандре заявил было свои претензии на «Аини хаус». Когда же мать балерины, отвергая эти посягательства, подала на него в суд, Дандре не смог предъявить никаких свидетельств о браке, ни свадебных фотографий, ссылаясь на то, что документы не сохранились после революции в России. Адвокат напомнил тогда, что ранее он говорил о заключении брака с Павловой в Америке. Но и здесь Дандре не смог представить документов и даже назвать место свадьбы. Процесс он проиграл, и ему пришлось покинуть «Айви-хаус».
Был ли Дандре мужем Анны Павловой или нет, но в его завещании текст которого приводится в книге, говорится: «Я поручаю моим поверенным купить ниши 5791 и 3797 в крематории «Гоулдерс Грин» в качестве места для урн, содержащих мой прах и прах моей любимой жены Анны, известной как Анна Павлова. Я даю полномочия моим поверенным дать согласие на перенос праха моей жены и, если они сочтут возможным, также и моего праха в Россию, если когда-нибудь русское правительство или правительство любой крупной российской провинции будет добиваться переноса и даст моим поверенным удовлетворительные заверения в том, что прах Анны Павловой получит должные честь и уважение».

Анна Павлова уникальна. Она не имела громких званий, не оставила ни последователей, ни школы. После ее смерти была распущена ее труппа, распродано имущество. Осталась только легенда о великой русской балерине Павловой, именем которой названы призы и международные премии. Ей посвящены художественные и документальные фильмы («Анна Павлова», 1983 и 1985). Французский балетмейстер Р. Пети поставил балет «Моя Павлова» на сборную музыку. Номера ее репертуара танцуют ведущие балерины мира.