Биография улицкой Людмилы

Биография Людмилы Улицкой

В 1979-1982 годах Улицкая работала заведующей литературной частью Камерного еврейского музыкального театра.

Публиковать свои рассказы в журналах Улицкая начала в конце восьмидесятых годов, а известность пришла к ней после того, как по ее сценарию были сняты фильмы «Сестрички Либерти» (1990, режиссер Владимир Грамматиков) и «Женщина для всех» (1991, режиссер Анатолий Матешко), а в журнале «Новый мир» вышла повесть «Сонечка» (1992). В 1994 году это произведение было признано во Франции лучшей переводной книгой года и принесло автору престижную французскую премию Медичи, а в 1998 году «Сонечка» стала лауреатом итальянской литературной премии имени Джузеппе Ачерби.

Во Франции вышла и первая книга Людмилы Улицкой (сборник «Бедные родственники», 1993) на французском языке.

Лучшие рассказы конкурса Людмилы Улицкой на странице проекта Weekend Группы сайтов РИА Новости >>

В 1996 году вышла книга Улицкой «Медея и ее дети», которая вывела ее в число финалистов Букеровской премии 1997 года и сделала по-настоящему известной. Затем была повесть «Веселые похороны», а в 2001 году вышел роман «Казус Кукоцкого», ставший лауреатом премии «Русский Букер».

В 2005 году книга была экранизирована режиссером Юрием Грымовым.

В 2006 году книге «Казус Кукоцкого» была присуждена итальянская премия Пенне.

30 апреля 2003 года в Театре им. К.С. Станиславского прошла презентация третьего романа Людмилы Улицкой «Искренне ваш Шурик». После выпуска этой книги писательница заявила, что «Шурик» – ее последний роман, объясняя это тем, что создание крупных прозаических форм – «слишком энергоемкий процесс, поистине марафонская дистанция».

В 2005 году Улицкая выпустила книгу «Люди нашего царя» — сборник рассказов, героиня которых в разные времена и в разных странах соприкасается с разными людьми, наблюдая тончайшие движения человеческой души от темных ее глубин до высших духовных проявлений.

Новое произведение Улицкой стало победителем интернет-голосования премии «Большая книга».

В 2006 году, не сдержав своего обещания уйти от формы романа, Улицкая выпустила книгу «Даниэль Штайн, переводчик», получившую вскоре статус бестселлера. Роман, построенный на истории жизни католического священника Освальда Руфайзена, в 2007 году также был отмечен премией «Большая книга».

В 2007 году в Санкт-Петербурге в Театре Сатиры на Васильевском состоялась премьера спектакля «Русское варенье», созданного по пьесе Людмилой Улицкой. Постановка режиссера Анджея Бубеня стала лауреатом премии «Золотой софит» (2008) и номинантом премии «Золотая маска» (2009).

В 2007 году писательница организовала Фонд Людмилы Улицкой по поддержке гуманитарных инициатив. Фонд занимается реализацией детского книжного проекта «Другой, другие, о других» и работает по программе благотворительной помощи библиотекам «Хорошие книги».

В 2009 году российская писательница Людмила Улицкая вошла в список претендентов на международную Букеровскую премию 2009 года, соискателями которой также были такие известные писатели, как американец Эдгар Доктороу, перуанец Марио Варгас Льоса, англоязычный писатель индийского происхождения, лауреат Нобелевской премии Видъядхар Найпол.

Людмила Улицкая — биография

Людмила Евгеньевна Улицкая – известная писательница и сценарист, первая женщина лауреат литературной премии «Русский Букер». Прославилась благодаря сценарию к фильму «Женщина для всех» и повести «Сонечка», снискавшей популярность за границей.

Начало

Родилась Людмила в Башкирской АССР в городе Давлеканово 21 февраля 1943 года, куда была эвакуирована её семья по причине боевых действий. Вскоре после победы над Германией Улицкая вместе с родителями вернулась в Москву. Мать писательницы Марианна Гинзбург была учёным биохимиком, а отец Евгений Яковлевич доктором технических наук. Влияние родителей на девочку определило начало её карьеры в сфере научно-исследовательской деятельности.

Фото: Людмила Улицкая в детстве

В столице Людмила оканчивает школу и поступает на биофак МГУ. В университете началась её взрослая жизнь и появились первые кумиры в лице научных преподавателей. После обучения она работает по специальности в Институте общей генетики, откуда увольняется по собственному желанию в 1970 году по распространённой в те года причине – перепечатку самиздата. На этом профессиональная карьера была закончена и положено начало новому этапу в ее биографии.

Творческий путь

Хорошая подруга Людмилы работала в Еврейском театре на должности художника. Она то и помогла Улицкой связать свою жизнь с искусством за счёт знакомства с Шерлингом – известным деятелем. Первые шаги в написании маленьких пьес, очерков и театральных рецензий дались на славу. Людмила сочетала театр с деятельностью переводчика с монгольского языка. Этот этап жизни позволил будущей писательнице получить незабываемый опыт и отличные навыки в импровизации.

Первые её рассказы попали на страницы литературных сборников, когда Людмиле было уже далеко за 40. А реальную популярность принесли сценарии к известным кинокартинам «Сестрички Либерти» режиссёра Владимира Грамматикова и «Женщина для всех» Анатолия Матешко. Это прославило Улицкую не только в советском союзе, но и за его пределами, так как на дворе было начало 90-х.

В 1993 году у Людмилы появляется её первый сборник произведений «Бедные родственники», который был издан во Франции. Повесть «Сонечка» 92 года, появившаяся в журнале «Новый мир», была хорошо воспринята критиками и впоследствии принесла Улицкой престижную награду премии Медичи. Творчество Людмилы было переведено на несколько десятков языков, а литературоведы говорят о её рассказах, как о «прозе нюансов».

Улицкая, возможно из-за своего пристрастия к наукам, всегда была внимательна к деталям. Отображая поступки своих героев в перипетиях судьбы, она довольно правдоподобно описывала тонкости человеческой природы. Это в свою очередь создаёт специфическую атмосферу, которая затрагивает струны души. Писательница признаётся, что «проживает» свои произведения, импровизируя на ходу.

За роман «Казус Кукоцкого», Людмила была номинирована на премию «Русский Букер». Произведение было экранизировано в 2001 году Юрием Грымовым, как сериал. Улицкая не забрасывает на дальнюю полку свою профессию переводчика, потому под впечатлением от работы над книгой знакомого американского социолога она пишет роман «Даниэль Штайн, переводчик», который появляется в печатном издании в 2006 году, и спустя год писательница получает награду от «Большой книги». Роман повествует о жизни католического священника.

В 2016 году Людмила во второй раз становится лауреатом «Большой книги» за свой роман «Лестница Якова», тепло принятый в публичных кругах.

Общественная деятельность

В 2007 году Людмила организовывает собственный фонд по поддержке гуманитарных инициатив. Его деятельность заключается в реализации полезных для литературного мира проектов по наполнению библиотек изданиями, отмеченных писателями. Несколько лет подряд Людмила занимается проектом «Другой, другие, о других», направленного на продвижение культурной антропологии среди детей младших и старших классов. Улицкая активно участвует в благотворительности, в том числе является членом совета московского фонда помощи хосписам «Вера».

Людмила не обошла стороной и политическую жизнь государства. Она отстаивала свободомыслие граждан в 2011 году в Лондонском внешнеполитическом центре. В самом начале конфликта межу Украиной и РФ, в 2014 году писательница участвовала в конгрессе «Украина – Россия: диалог», который проходил в Киеве в апреле месяце. Благодаря своему выбору в 2016 году она стала лицом партии «Яблоко», поддержав их на выборах в думу.

Людмила трижды связывала себя узами брака. Впервые она вышла замуж, будучи студенткой МГУ за сокурсника Юрия Тайца. Молодая пара не понимала, как создавать семью и каждый из молодожёнов предпочитал заострять внимание на собственной независимости. Поэтому первый брак оказался неудачным во всех смыслах.

Закономерно, что второй брак Людмилы состоялся с доктором биологических наук Михаилом Евгеньевым. Это произошло во время периода застоя в личной жизни Улицкой, когда её основной деятельностью была работа по дому. Постоянное недовольство по поводу несостоявшейся карьеры и противоречия в семейных отношениях привели к разводу. От их связи, продлившейся около десяти лет, появились двое сыновей Пётр и Алексей.

Третье замужество было творческим. Скульптор Андрей Красулин стал её последним суженным и крепким мужским плечом. Один из сыновей Людмилы связал свою жизнь с музыкой джазового направления, а другой, Алексей, занимается предпринимательством. Они обзавелись детьми, а бабушка Улицкая внуками. Она их очень любит, и собирается посвятить им большую часть оставшейся жизни, не забывая дополнять семейное счастье работой над «Детским проектом».

Людмила написала множество произведений, но до сих пор не считает себя дипломированным писателем. Постоянные сомнения – часть её характера. Она успешна, она читаема по всему миру. Но место под лучами славы не то, что Улицкая считает важным. Простые радости и творческое развитие на первом месте у её мудрого разума.

Книги

  • 1997 «Весёлые похороны»
  • 2001 «Казус Кукоцкого»
  • 2006 «Даниэль Штайн, переводчик»
  • 2011 «Зелёный шатер»
  • 2012 «Священный мусор»
  • 2015 «Лестница Якова»
  • 2016 «Дар нерукотворный»

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

>Людмила Улицкая

Биография

Людмила Улицкая – российская писательница, сценарист, первая из женщин-литераторов удостоилась премии «Русский Букер» (2001). В 2009 году номинировалась на международную Букеровскую премию, дважды лауреат премии «Большая книга». Автор романов «Казус Кукоцкого», «Даниэль Штайн, переводчик».

Людмила Евгеньевна Улицкая родилась 21 февраля 1943 года в Башкирии, куда Улицких в последние годы войны отправили в эвакуацию. Раннее детство будущей писательницы прошло в городе Давлеканово, а по окончании войны семейство вернулось в Москву.

Людмила Улицкая в детстве и молодости

В столице Людмила поступила в Московский государственный университет на факультет биологии, где выбрала одну из самых сложных и увлекательных кафедр – кафедру генетики. В выборе будущего Людмила шла по стопам родителей, также занимавшихся научной деятельностью. Мать Улицкой, Марианна Борисовна Гинзбург, была биохимиком и работала в научно-исследовательском институте педиатрии, а отец Евгений Яковлевич Улицкий, будучи ученым и доктором технических наук, выпустил ряд книг, посвященных механике и сельскому хозяйству.

Окончив университет, Людмила Евгеньевна устроилась на работу по профессии в институт общей генетики АН СССР, но проработала там только два года. В 1970 году она уволилась «в добровольно-принудительном порядке» – будущую писательницу уличили в чтении и перепечатке самиздата, что не приветствовалось в те годы.

Людмила Улицкая в лаборатории

Увольнение это, казавшееся тогда досадной неудачей, стало первой ступенькой на пути Улицкой к литературному творчеству. После десятилетнего перерыва новым местом работы благодаря помощи подруги и знакомству с Шерлингом оказалась работа заведующей литературной частью в Еврейском музыкальном театре – здесь в профессиональные обязанности Людмилы входило написание пьес, инсценировок и рецензий на спектакли.

Литература

Помимо основной занятости, Улицкая переводила стихи с монгольского, что было редкостью. Работа, требующая творческой отдачи, умения видеть окружающий мир в мельчайших деталях и огромного терпения, подтолкнула Людмилу к мысли о собственной литературной деятельности, и с конца 80-х годов повести и рассказы Улицкой начали появляться в различных сборниках.

Писательница Людмила Улицкая

Еще до того, как мир заговорил о явлении «Улицкая-писатель», Людмила уже прославилась в качестве сценариста. Фильмы «Сестрички Либерти» и «Женщина для всех», для которых она писала сценарии, принесли первое дуновение известности, отчасти проложив дорогу будущим прозаическим произведениям. Помимо этих двух фильмов, Улицкая также писала сценарии для картин «Умирать легко», «Эта пиковая дама», «Сквозная линия».

Людмила Улицкая и ее книга «Бедные родственники»

Первой большой книгой Улицкой стал сборник рассказов «Бедные родственники», изданный в 1993 году на французском языке. Год спустя во Франции была признана лучшей переводной книгой года ее повесть «Сонечка», написанная в 1992 году. За это произведение писательница была награждена премией Медичи, а в Италии получила литературную премию имени Джузеппе Ачерби. В России повесть вышла в сборнике, получившим название «Сонечка и другие рассказы».

С того момента Улицкая выпустила более десятка книг, включающих романы, повести и сборники рассказов, которые были переведены на 30 языков. В 1996 году был издан семейный роман «Медея и ее дети», где рассказывалось о разбросанной по всему миру таврической семье, родовое гнездо которой находилось в Крыму.

Людмила Улицкая и ее книга «Медея и ее дети»

Через год появилась повесть «Веселые похороны», которая была экранизирована спустя 10 лет. В фильме «Ниоткуда с любовью, или Веселые похороны» режиссера Владимира Фокина главную роль исполнил Александр Абдулов. Для актера эта работа стала пророческой, ведь его герой Алик – свободный художник из Нью-Йорка – на протяжении повествования умирал от онкологии.

Людмила Улицкая и ее книга «Казус Кукоцкого»

Людмила Улицкая – первая женщина, удостоенная награды «Русский Букер» (за роман «Казус Кукоцкого», также экранизированный в качестве сериала). Вслед за этим романом последовали «Искренне ваш Шурик» и «Даниэль Штайн, переводчик». За написание первого произведения Улицкая удостоилась награды «Книга года». Вторая работа, посвященная биографии еврея католического вероисповедания Освальда Руфайзена, принесла Улицкой премию «Большая книга».

В 2011 году появился роман «Зеленый шатер», а спустя четыре года – роман-притча «Лестница Якова», который также принес Людмиле премию «Большая книга». В 2016 году из-под пера Улицкой вышли сборники «Дар нерукотворный» и «Человек со связями».

Людмила Улицкая на презентации книги «Лестница Якова»

В 2007 году Людмила Евгеньевна основала фонд собственного имени, нацеленный на поддержку гуманитарных инициатив. При содействии Фонда существует проект «Хорошие Книги», суть которого заключается в том, что Улицкая отбирает изданные в России книги и отправляет их в различные библиотеки.

Людмила Улицкая и ее книга «Человек со связями»

С этого же года и по 2010 писательница активно поддерживала издание определенных книг для детей, направленных на объяснение культурных, этнических и социальных различий разных людей. Этот проект осуществлялся при поддержке Института толерантности и двух крупнейших российских издательств.

В 2011 году писательница выступала с лекцией о личной и политической свободе в России на съезде в Лондонском центре внешней политики. В 2014 году Людмила принимала участие в конгрессе «Украина – Россия: диалог», прошедшем в Киеве.

Личная жизнь

В поисках семейного счастья Улицкая трижды выходила замуж. Первый раз – еще в университете за Юрия Тайца, который также в ту пору был студентом. Как это часто случается с ранними браками, союз их, даже не обремененный никакими серьезными проблемами, просуществовал недолго и был наполнен спорами о том, кто главнее в молодой семье.

Второй брак с доктором биологических наук, генетиком Михаилом Борисовичем Евгеньевым, оказался продолжительнее – с ним Людмила прожила немногим меньше 10 лет и родила от него двух детей – Алексея и Петра. Старший сын стал бизнесменом, а младший увлекся джазовым музицированием, но впоследствии поменял профессию и сейчас работает синхронным переводчиком.

Вопреки счастливому материнству, личная жизнь Людмилы не сложилась и в этом союзе. Развод с Михаилом Улицкая считает одним из самых сложных решений в жизни, но при этом необходимым: за годы совместной жизни отношения супругов серьезно изменились, и в конце этого пути Людмила ощущала, что они стали чужими. Кроме того, Михаил придерживался традиционной семейной модели, в которой Людмиле отводилась роль домохозяйки, а ей, ощущавшей свое призвание в чем-то более значительном, это не нравилось.

После бурного и непростого романа писательница в третий раз сочеталась браком. На этот раз мужем Улицкой стал скульптор Андрей Красулин.

Людмила Улицкая и ее муж Андрей Красулин

Людмила Улицкая относится к тем людям, которые победили рак. В семье писательницы онкология оказалась распространенной болезнью, и Людмила была внутренне готова к этому диагнозу. Ежегодная диспансеризация не помогла выявить рак молочной железы на ранней стадии. Когда его обнаружили, Улицкая болела уже в течение трех лет. Свои переживания по этому поводу автор выразила в произведении «Священный мусор», которое увидело свет в 2012 году.

Операцию Людмила делала в Израиле. Ее поразило отношение к онкологическим больным в этой стране, налаженная система психологической помощи. Хирургическое вмешательство прошло благополучно, болезнь отступила. Позднее на родине Людмила Улицкая вошла в попечительский совет московского благотворительного фонда помощи хосписам «Вера».

Людмила Улицкая сейчас

Людмила Улицкая продолжает участвовать в общественных акциях. В 2018 году писательница поставила подпись под письмом к Владимиру Путину с просьбой освободить правозащитника «Мемориала» Оюба Титиева от уголовного преследования. В число подписавших обращение к президенту РФ вошли муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов, актрисы Лия Ахеджакова и Чулпан Хаматова, журналист Леонид Парфенов.

Писательница Людмила Улицкая

Вскоре последовало обращение к канцлеру Германии Ангеле Меркель с призывом спасти «украинского политзаключенного», режиссера Олега Сенцова, который отбывает наказание в российской тюрьме. На поданное ранее обращение в администрацию российского президента был получен отказ.

Писательница не прекращает литературную деятельность. В число последних трудов Людмилы Улицкой входит рассказ, попавший в «Книгу гастрономических историй», которая создавалась усилиями 30 деятелей культуры России, Грузии, Израиля, Украины, Канады. Среди авторов числятся Наринэ Абгарян, Владимир Войнович, Юлий Гуголев, Мария Арбатова, Вениамин Смехов. Дата презентации книги – 31 мая 2018 года. Средства от реализации сборника пошли на помощь пациентам онкологических хосписов.

Юные годы

Ее родители были эвакуированы из Москвы в Башкирию во время боевых действий, там и родилась Людмила Евгеньевна. После войны семья Улицких вернулась обратно в столицу. По окончании школы Людмила стала студенткой Московского государственного университета. Она поступила на биологический факультет, избрав своей специальностью генетику.

Отец с матерью также занимались наукой, поэтому трудный выбор перед девочкой не стоял, она решила последовать примеру родителей. Ее мать, М.Б. Гинзбург, по профессии была биохимиком и работала в научно-исследовательском институте; отец, Е.Я. Улицкий, имел ученую степень доктора наук и посвятил немало работ исследованию сельского хозяйства и механики.

После получения диплома Людмила Улицкая устроилась работать по своей профессии в Институт общей генетики имени И.И. Вавилова, относившийся к Академии наук СССР, однако проработала там недолго. Черед два года, в 1970 году, она была вынуждена написать заявление об увольнении, так как ее уличили в нелегальной перепечатке антисоветской публицистики. К науке она больше не вернулась.

Начало творческого пути

Знакомая Улицкой, работавшая в театре «Шалом» художником, познакомила нашу героиню с известным деятелем культуры, который предложил Людмиле Евгеньевне занять вакансию в том же театре. В ее обязанности входило написание статей, очерков, сценариев для детских кукольных спектаклей.

Также Людмила занималась переводом стихов с монгольского языка – в то время она была одной из немногих, кто мог похвастаться познаниями в этой области лингвистики. Новая работа требовала от Улицкой большой самоотдачи, она развивала в себе умение воспринимать мир в мельчайших деталях, способность замечать то, чего не видно другим.

Рекомендуем: Татьяна Толстая: творчество и семья писательницы

Со временем Людмила пришла к мысли о том, что пора ей и самой попробовать себя в качестве писательницы. В начале 90-х на полках книжных магазинов появились сборники, в которые входили в том числе и произведения Л. Улицкой. Однако известность к молодой писательнице пришла немного раньше: по ее сценариям были сняты кинофильмы:

  • Мелодрама о непростой жизни двух близняшек «Сестрички Либерти» (1990).
  • Советская мелодрама, история двух бывших одноклассниц – «Женщина для всех» (1991).
  • Фильм-спектакль «Эта пиковая дама» (2003) и др.

Первая книга писательницы, где были собраны ее лучшие произведения, вышла в свет на французском языке в 1993 году, сборник назывался «Бедные родственники». Читатели отметили, что рассказы Улицкой легки для восприятия, в них раскрываются злободневные темы, волнующие каждого, ее персонажи западают в душу.

Как говорит сама Людмила Улицкая, тяга к творчеству заложена в ней генетически. Ее бабушка сочиняла стихи, хотя до их издания дело не дошло; дед выпустил научную книгу о проблемах демографической ситуации; отец опубликовал не одну книгу о строении автомобилей.

В библиографии Людмилы Улицкой присутствуют современная проза, стихи, новеллы, романы. Ее произведения переведены более чем на тридцать языков. И на этом писательница не останавливается, она продолжает творить, писать, издавать.

Рекомендуем: Поэтесса Вера Полозкова: стихи и личная жизнь

Улицкая стала обладательницей французской и итальянской премий за роман «Сонечка», который был назван лучшим переводом года. Семейный роман «Медея и ее дети» принес писательнице еще большую известность. Вот некоторые из ее наград:

  • Литературная премия «Русский Букер» (победитель).
  • Премия «Большой книги» за роман «Даниель Штайн, переводчик» (победитель).
  • Международная Букеровская премия 2009 года (номинант).

Сегодня Людмила Евгеньевна Улицкая, чья биография представлена в настоящей статье, не ограничивает свою деятельность только творчеством. Она ведет активную общественную работу: является учредителем фонда помощи библиотекам и фонда по поддержке гуманитарных инициатив, участвует в круглых столах по актуальным проблемам, иногда даже читает лекции на политические темы.

Рекомендуем: Мария Семенова: творчество писательницы

В планах у писательницы выпустить серию детских книг, в которых будет рассказано о дружбе и уважении. В свои 74 года Людмила Улицкая – успешный литератор. Ее произведения популярны не только в нашей стране, но и за рубежом. Библиография Улицкой стремительно растет. Лучшими ее книгами являются:

  • «Лестница Якова».
  • «Трудное слово «нет».
  • «Люди нашего царя».
  • «Брат Юрочка».
  • «Бумажная победа».
  • «Восковая уточка».
  • «Зеленый шатер».
  • «Истории про зверей и людей».
  • «Священный мусор».
  • «Казус Кукоцкого».
  • «Веселые похороны».

Три брака

В личной жизни Людмилы Улицкой было три замужества. Первый брак с однокурсником Юрием Тайцем был недолгим, семейная пара постоянно оспаривала главенство в семье.

Вторым ее мужем стал Михаил Евгеньев, доктор биологических наук. Вместе они прожили около 10 лет, у них родились два сына – Петр и Алексей. Развод с супругом тяжело дался нашей героине, но он был необходим: по ее мнению, отношения изжили себя. Муж считал, что место жены дома, у семейного очага, – Улицкая же не могла смириться с ролью домохозяйки, ей хотелось развиваться.

Третий раз Людмила вышла замуж за скульптора Андрея Красулина, с которым счастливо живет по сей день.

Судьба ее сыновей сложилась весьма удачно: у старшего – собственный бизнес, младший стал джазовым музыкантом и переводчиком-синхронистом. На сегодняшний день Людмила Улицкая не только известная писательница, но и счастливая бабушка двоих внуков и внучки. Софья Малеева

Умный, свободный, талантливый человек. Ее «Даниил Штайн» в свое время меня потряс.
ЛЮДМИЛА УЛИЦКАЯ: «ЧЕЛОВЕКА ФОРМИРУЕТ СЕМЬЯ, А СОЦИУМ — В МЕНЬШЕЙ МЕРЕ…»
Беседу ведет ДМИТРИЙ БАВИЛЬСКИЙ
http://www.lechaim.ru/1555
Людмила Улицкая стала публичной персоной, кажется, неожиданно для себя. Первую книгу она выпустила в 50 лет и, как это теперь со стороны кажется, проснулась знаменитой. Начинала она с рассказов, потом были повесть «Сонечка», семейная хроника «Медея и ее дети», а также повести и романы, каждый из которых приносил ей все большую популярность. Бремя «публичного интеллектуала» Людмила Улицкая несет с редким достоинством: выступает, помогает и участвует в разных общественных событиях строго по делу. Переписывается с заключенным в тюрьме Ходорковским, митингует на Болотной, собирает книги для тюремных библиотек, участвует в деятельности хосписа или затевает издание серии книг для детей о толерантности (из-за которой, кстати, сейчас у Улицкой и ее соавторов продолжаются «неприятности с законом»).
Поздний старт позволил Людмиле Улицкой сохранить себя, сформировать позицию по ключевым вопросам быта и бытия, помог остаться в творческой и человеческой сосредоточенности. Улицкая — человек, которому можно и нужно задавать важные вопросы о том, что тебя действительно волнует. А еще захотелось немного расспросить о детстве и близких людях, которые, как правило, «остаются за кадром».
Дмитрий Бавильский Кто были ваши родители?
Людмила Улицкая Отвечать, как Жириновский отвечал? Мама русская, а папа юрист?
ДБ Так, как вам важно ответить.
ЛУ Я происхожу из еврейской семьи, в третьем поколении — высшее образование. Оба прадеда были часовщиками, один из Смоленска, второй из Киева. Отец моего смоленского прадеда — Исаак Гинзбург — кантонист, двадцать пять лет в царской армии отслужил, в скобелевской армии, получил солдатского Георгия за взятие Плевны, дослужился до унтер-офицера.
Оба деда — Яков Улицкий и Борис Гинзбург — посидели в сталинских лагерях, оба вышли живыми, но Яков сидел три раза, долго, вскоре после осво­бождения умер, в ссылке. Видела я его один раз в жизни, девочкой. Семья была прекрасная — достойные, порядочные люди. Почти все. Прадед был религиозный еврей, последний в семье, после него пошло атеистическое поколение. Помню его в талите, с тфилин, с Торой. Умер он в 1951 году, прекрасной смертью праведника, в кругу семьи, и я там была, с тех пор смерти не боюсь. Мама была прелесть как хороша, добра и простодушна, по специальности биохимик, отец не так хорош, но тоже довольно простодушен и тоже человек ученый, доктор наук, всю жизнь трактора конструировал.
ДБ Расскажите о своей маме.
ЛУ Моя мама, Гинзбург Марианна Борисовна, была чудесной девочкой. Она никогда не выходила из юного возраста, и в этом было ее огромное очарование. Помню, что, когда ей исполнялось 50 лет, я спросила ее: мам, а на какой возраст ты себя ощущаешь? Она смутилась и спросила меня, не буду ли я смеяться? Не больше восемнадцати — ответила она.
Умерла она в 53 года от жестокого рака. Мне ее очень не хватало всю жизнь. Ей было бы в этом году 96 лет, и у меня есть одна знакомая старушка этого возраста. Я гляжу на нее и думаю: а если бы мама дожила до этих лет, оставалась бы она такой «девочкой» по всем реакциям?
Наши отношения с мамой перевернулись, когда мне было лет 15 — с этого времени я чувствовала себя старшей, и, что самое замечательное, она полностью приняла такое положение вещей. Мы очень дружили, и отца это всегда раздражало, он укорял маму, что она «играет со мной в по­дружки». Мама меня никогда не поучала, у нее вообще не было такой интонации. Но у меня в памяти сохранилось несколько таких потрясающих примеров ее поведения, которые до сих пор не перестали определять мое поведение.
И потом, она была восхитительно легкомысленна, и было в ней изумительное качество — умение радоваться. А мне от природы оно не было дано, я всю жизнь этому учусь и только в старости немного научилась.
ДБ Кто из близких оказал на вас особенно четко формирующее влияние?
ЛУ Мама, обе бабушки, но совершенно разным образом, прадед, муж, сыновья… В общем, подумала минуту и поняла, что все мои близкие оказывали на меня формирующее влияние. Я вообще глубоко уверена, что человека формирует семья, а социум — в меньшей мере.
Кроме того, у меня с ранней юности была тяга к старшим друзьям, и это не менее важно, чем родственники, потому что их-то я сама выбирала в учителя. Я — обучаемый человек, благодарение Г-споду, и это качество и по сей день меня не оставило.
ДБ Чему вас научили ваши сыновья?
ЛУ Если одним словом — терпению. Если рассматривать детально разные ситуации, которые мне предлагались последние сорок лет моими сыновьями, то мне придется признаться, что они изменили мой характер: я стала менее самоуверенна и менее авторитарна. Я научилась сдержанности (есть куда двигаться, но некоторые шаги сделаны). Я много раз подумаю, прежде чем сделать замечание.
Я им благодарна: они никогда, с раннего детства, ничего не делали мне «назло», а я всегда старалась им скорее разрешить, чем запретить.
Я до сих пор не расспрашиваю их (вообще редко задаю вопросы, кроме формального «как дела?»), пока они сами не захотят мне что-то рассказать о своих делах. Я стараюсь, всегда стараюсь быть с ними в добрых отношениях. Считаю, что за хорошие отношения почти всегда отвечает старший. И то же самое с внуками…
ДБ Чувствовали ли вы в детстве свое еврейское происхождение?
ЛУ Я не чувствовала, я знала. В 1953 году, когда было «дело врачей» и антисемитизм пер из всех щелей и подворотен, я яростно дралась с одним дворовым мальчишкой, моим сверст­ником. Жить тогда было очень противно, но в нашей дворовой компании ко мне хорошо относились. Маму тогда сократили на работе, она в Институте педиатрии работала, но потом восстановили. Я знала, что евреем быть плохо, но вполне с этой неприятностью справлялась.
ДБ Находите ли вы в себе специфические черты, присущие «еврейскому характеру»?
ЛУ Если вы мне объясните, что такое специфические еврейские черты, я попробую ответить на этот вопрос. Сама я на этот вопрос ответить не смогла бы, да и никогда так вопрос не ставила. А не кажется ли вам такая постановка вопроса антисемитской?
ДБ Не кажется. В Италии каждый город имеет свой говор, отличающийся от соседского, и свои этнографические особенности. Что уж говорить о больших этносах, веками формировавшихся на больших территориях. Конечно, евреи отличаются от других народов, поэтому разговор об особенностях вполне естественен. Причем не только на уровне стерео­типов. Евреи — «умственные люди», сочетающие умствование с предприимчивостью, рационализм с предельной отвлеченностью. «Народ Книги», то есть обмена, в том числе и культурного. Хотя об экономических и финансовых талантах евреев я бы тоже не забывал.
ЛУ В России тоже каждый город имеет свой говор, жителя Севера можно легко отличить от сибиряка или волжанина, а москвича от петербуржца. Интеллигентный москвич говорит, «акая» по-московски, вне зависимости от того, русский он или еврей. Что же касается этносов, проживающих на обширных территориях, то евреи, живущие в Испании, не понимали евреев, живущих в Германии или в Польше: одни были сефардами, другие ашкеназами, и общим был только язык богослужебный, древнееврейский, на котором в быту не разговаривали. И по сей день в Израиле, где живут и те и другие, сохраняется это различие.
Можно ли в таком случае говорить о специфике? Существуют и колоссальные социальные различия, связанные с особенностями образования и среды. Моя среда — московские культурные, часто высокообразованные евреи, но также и русские, тоже из культурной среды.
Так вот разница между моими русскими и еврейскими друзьями гораздо меньше, чем между людьми малообразованными и культурными, к какой бы национальности они ни принадлежали. Именно по этой причине мне труден разговор о специфических чертах евреев.
В пьесе Макса Фриша «Андорра» есть такой персонаж, который в одном переводе пьесы называется «жидогляд», а в другом «евреевед» — это специалист по выявлению евреев. Пьеса — политический памфлет, но и сюжет очень интересен с точки зрения психологии.
Молодой человек из небольшого городка в силу тайных обстоятельств его рождения объявлен евреем, но на самом деле таковым не является. Но для окружающих он — типичный еврей, и они приписывают ему все мифические черты евреев. Поэтому у меня есть подозрение, что ваше высказывание «о еврейском сочетании умствования с предприимчивостью, рационализма с предельной отвлеченностью… и об экономических и финансовых талантах евреев» в этом же ряду, и оно вызывает у меня внутренний протест.
Хотя именно как генетик я осведомлена о том, что существуют такие гены, которые в еврейских популяциях встречаются чаще, чем, скажем, в шведских. Но, как правило, это связано с определенными генетическими болезнями, а не с качествами, за которые отвечает не один ген, а множество генов, распределенных к тому же в разных хромосомах.
Вообще же именно очень тонкие исследования последних лет дают совершенно новую картину, отличную от прежних представлений о «национальных пакетах» генов. Разумеется, евреи — люди Книги: два с половиной тысячелетия, в течение которых еврейские мальчики с пяти лет начинали изучать грамоту, и обучение это сводилось в конечном счете к «полировке мозгов», а не только к затверживанию наизусть текстов из Торы, плюс система комментирования как способа изучения предмета, и все это дало блестящий результат.
Но замечен этот результат был только начиная с того времени, как евреи Австро-Венгерской империи после указа о толерантности в конце XVIII века стали полноценными гражданами и начали получать светское образование (кстати, против этих «толерантных» указов евреи поначалу страшно бунтовали!), но через три-четыре поколения их дети и внуки стали получать нобелевские премии. Почему-то… То есть на «отполированные» схоластическими приемами мозги легла современная наука!
Но местечковые евреи, лишенные светского образования, довольно сильно отличались от образованных, и никаких нобелиатов там не наблюдалось. А генетика одна! Где будем искать специфические черты? Шов довольно заметный!
ДБ Сталкивались ли вы — применительно к себе — с антисемитизмом, бытовым или государственным?
ЛУ В детстве меня однажды на улице назвали очень оскорбительно «Сарочкой». Я запомнила. Я жила в коммуналке, и отношения с соседями, очень простыми людьми, были хорошими. Маму любили, и я думаю, что это ее заслуга, она вела себя безукоризненно: доброжелательно и с чувством собственного достоинства.
Государственный антисемитизм, вне всякого сомнения, существовал во времена моего детства и молодости в гораздо большей мере, чем сегодня. Однако моя личная история такова, что все мои неудачи я всегда беру на себя и считаю, что мои собственные недостатки мешали мне в жизни гораздо сильнее, чем государственный или любой другой антисемитизм. Я не поступила в университет в первый раз, и меня совершенно определенно «срезали» на экзамене по немецкому языку. Но это было связано скорее с моей самоуверенностью, чем с намерением преподавательницы меня «срезать».
1960 Я действительно очень хорошо знала язык, и немецкий был последним экзаменом, а остальные я уже сдала на пятерки, и я не подала на апелляцию, потому что была уверена, что набрала проходной балл. Но оказалось, что балл был полупроходной, и меня не приняли. Значит, мне не хватило бойцовских качеств — надо было подавать на апелляцию! Я поступила через два года, проработав это время лаборантом в гистологической лаборатории. Это было мне очень на пользу.
Окончив университет, я поступила на должность стажера-исследователя в Институт общей генетики АН СССР, и это было шикарное распределение. Выгнали же меня оттуда не из-за антисемитизма начальства, а из-за того, что «накрыли» за «самиздатом». Опять-таки оснований жаловаться на особо плохое отношение ко мне как к еврейке не было. Вместе со мной выгнали еще одного еврея и двух или трех русских ребят.
Мне в семье всегда внушали, что, поскольку антисемитизм в нашей стране весьма распространен, мне как еврейке, чтобы получить «пять», надо знать предмет на «шесть». В некотором смысле антисемитизм заставлял очень интенсивно и ответственно работать. И трудности шли на пользу делу.
ДБ Вас иногда называют «русским еврейским писателем». Как вы относитесь к такому определению?
ЛУ Безразлично.
ДБ А «женским прозаиком» вы себя считаете? Вообще, искусство прозы имеет пол?
ЛУ Я считаю себя Люсей Улицкой, которой в жизни здорово повезло. Мне нравится моя профессия, а как меня называют критики, меня совершенно не интересует. Искусство и наука пола не имеют, но его имеют люди, которые занимаются искусством или наукой.
ДБ Нужен ли нам феминизм?
ЛУ Простите, кому «нам»? У меня есть очень много разных мыслей на эту тему, но в данном случае я не могу эту тему развивать, потому что я не понимаю, кому именно он нужен или не нужен.
ДБ Нам — это современным людям, рационального склада, понимающим, что у каждого явления есть даже не две стороны, но множество следствий. Просто мне кажется, что женская борьба за равноправие прежде всего и больнее всего бьет по самим женщинам, позволяя мужчинам как бы самоустраниться.
ЛУ Вы правы, много разных аспектов. И много забавных противоречий. Кроме того, феминизм имеет много разновидностей. Американский феминизм начинался на том месте, когда женщинам захотелось выйти из кухни и из детской, получать образование и работать наравне с мужчинами. В России, где, как и полагается в восточных странах, женщины принимали участие и в сельскохозяйственном производстве, и очень рано стали наниматься на фабрики, они могли только мечтать о том, чтобы НЕ работать наравне с мужиками, сидеть дома с детьми.
Эмансипация, как известно, дошла в России до того, что дороги строили женщины! Уверена, что среди них не было гордых этим достижением феминисток! Я присутствовала на одной из первых встреч американских и русских феминисток, и это было очень поучительно (и смешно!): американские женщины выступали за право на аборт, а русские говорили о том, что хорошо бы обезболивание при абортах делали в больницах. Вот вам разные уровни феминизма!
Хотя я в свое время и получила даже главную феминистическую премию — Симоны де Бовуар, — но это, скорее, следствие ошибки. Я вообще не феминистка. Дело в том, что меня совершенно устраивает мой пол, а благодаря тому что предшествующие поколения МУЖЧИН, главным образом мужчин, а не женщин, сделали очень многое для того, чтобы женщины смогли получать высшее образование, — я этим правом воспользовалась. Образование женщинам сегодня так же доступно, как и мужчинам (в нашей части мира!); более того, в России — по статистике — женщин с высшим образованием даже больше, чем мужчин!
В феминизме есть тенденция борьбы с мужчинами, то есть права женщин надо как будто «отбивать» у мужчин. Мужчины с такими установками меня никогда не интересовали. Во всяком случае, как возможные партнеры. Резюмирую: я довольна своим полом, и никогда в жизни мне не хотелось быть мужчиной. Никогда в жизни я не боролась с мужчинами, а всегда старалась видеть в мужчине, который рядом со мной, не врага, с которым надо бороться, а партнера, с которым мы должны вместе решать общие проблемы, в частности семейные. В случае когда партнерства не получалось, я уходила от мужа. В третьем браке я обрела идеального парт­нера, и вот уже почти сорок лет мы получаем удовольствие и счастье от общения.
ДБ Что такое для вас идеальный партнер?
ЛУ Ну, для меня это конкретный человек — умный, талантливый, с трудным характером. Думаю, что я после развода с моим вторым мужем вообще больше не выходила бы замуж — биологическая программа выполнена, не было у меня потребности двадцать четыре часа в сутки и триста шестьдесят пять дней в году проводить с кем-то — я очень люблю побыть она.
Но так жизнь сложилась, и довольно постепенно она складывалась, что я вышла замуж за человека, с которым мне всегда интересно, и часто весело, и глупостей он никогда не говорит, и мы научились давать друг другу свободу (до некоторой степени!), помогать друг другу.
И еще, может быть, в том дело, что люди сходятся не по набору каких-то определенных положительных качеств, а, наоборот, по набору отрицательных. Отрицательные качества моего мужа не вызывают у меня отвращения, я легко с ними мирюсь. А он мирится с моими недостатками. То есть, оставляем за другим право быть именно таким, каков он есть. Включая недостатки.
Между прочим, мой муж полагает, что феминизм должен быть движением мужским, а не женским!
ДБ И он прав. Как у нас, в России, вообще обстоят дела c толерантностью? Почему она так важна для вас?
ЛУ У нас в России даже не понимают, что такое толерантность. У нас в России многие иностранные слова не понимают. Произносишь слово «толерантность», а оппоненты сразу начинают верещать про «дом терпимости». Наша коллективная Эллочка Людоедка уже выучила слово «гомосексуализм», а слово «толерантность» еще не выучила. А поскольку образованнее Эллочки только Фима Собак, которая знает, как известно, целых сто восемьдесят иностранных слов и уже заседает с ними в Госдуме, то приходится заниматься просветительской деятельностью. Исключительно из любви к Эллочке.
ДБ Как вам пришла идея серии детских книг про толерантность?
ЛУ Мне бы хотелось, чтобы коллективная Фима Собак выучила еще одно слово — «толерантность».
ДБ Мы знаем о вызовах в прокуратуру ваших коллег и соавторов по детской книжной серии «Другой,
другие о других». Чего от вас хотят?
ЛУ В ближайшее время и я это узнаю. Пока вызывали в Следственный комитет автора одной из книг по культурной антропологии — «Семья у нас и у других» — с намерением обвинить автора в пропаганде гомосексуализма и педофилии, а также вызывали в прокуратуру директора Института толерантности, который дал в 2006 (!) году грант на первые четыре книги. Меня пока не вызывали. Но вообще, если принять во внимание, что закон о запрете на пропаганду гомосексуализма утвержден в 2013 году, а книга вышла в 2006‑м, ситуация совершенно противоправна. Закон, как известно, обратной силы не имеет.
Даже если считать, что в книге содержится пропаганда гомосексуализма. В книге таковой нет, но есть врезка, в которой содержатся сведения о том, что гомосексуализм не вчера изобрели американские империалисты, а он представляет собой явление, известное с древнейших времен, что в ряде культур он даже был институцирован.
И врезка эта написана была с единственной целью — защитить от издевательства детей из гомосексуальных семей, которые ходят в школы и часто оказываются объектом насмешек и издевательств со стороны сверстников, как раз о толерантности ничего не слыхавших.
ДБ Часто ли вы бываете в Израиле? Какие у вас впечатления от этой страны?
ЛУ C 1993‑го я каждый год бываю в Израиле, были годы, когда и по нескольку раз туда паломничала.
Два обстоятельства этому способствовали: писала книгу, герой которой был тесно связан с Израилем, и когда заболела, там лечилась. И конечно, друзья, любимые друзья. Я очень люблю Израиль. Каждый мой приезд туда связан с яркими впечатлениями, открытиями и замечательным общением с друзьями. Это очень маленькая и очень великая страна, которая не перестает меня изумлять.
ДБ Какие важные для себя открытия вы в ней сделали?
ЛУ Есть одна точка в Израиле, где у меня всегда дух захватывает (вообще-то не одна!). На подъеме в город Цфат есть смотровая площадка, с которой при хорошей погоде виден весь Кинерет. Именно в этой точке понимаешь, что вся современная история — мировая! — началась на этой полоске земли: все Галилейское озеро в длину 21 километр!
И в Масаде, и в «Яд ва-Шем», и в Эйн-Кареме, и в Кумране, и на Кармеле дух захватывает…
Я сделала открытие, когда меня с группой российских писателей возили по Израилю и привезли в военную часть, и я увидела еврейских солдат, и плакала, вспоминая о наших российских мальчиках-солдатах, которых плохо кормят, плохо одевают, плохо лечат и еще издеваются…
Я сделала открытие, когда лежала в городской, а не в коммерческой больнице и наблюдала, как идут по коридору навстречу друг другу две семьи — старого еврея в шляпе и хасидском прикиде и арабского старика, тоже в каком-то особом статусе, судя по белой одежде, и каждый был окружен детьми и внуками, и как они кивнули друг другу с отвращением! Но — Г-споди! — их обоих это великое государство лечит за казенный счет, а все стены государственной больницы «Хадасса» покрыты табличками, на которых написано, кто сколько пожертвовал на больницу, потому что половина бюджета государственной больницы — пожертвования.
Израиль — это страна, где один бывший премьер-министр и один бывший президент сидят в тюрьме, потому что один приставал к своим сослуживицам, а второй превышал служебные полномочия! Этот список я могу продолжать до завтра.
Из вышесказанного с неизбежностью вытекает вопрос: почему я живу в Москве, а не в Иерусалиме?
ДБ Вытекает, тем более что сейчас искус эмиграции волнует большое количество людей…
ЛУ Потому что моя родина — русский язык, и для меня уехать из России значит покинуть родину.
ДБ Сейчас, глядя на то, что творится вокруг, многие думают об отъезде. Нужно ли уезжать сегодня из России?
ЛУ Тогда немного уточню. Я не хотела бы уезжать из страны, где родилась и где вся моя жизнь прошла. Могут сложиться такие обстоятельства, что буду вынуждена уехать. Это меня не пугает, но — повторяю — я хочу сама решать и не быть рабом обстоятельств.
Но при этом я отдаю себе отчет в том, что может сложиться такая ситуация, когда надо будет бежать, а ловушечка захлопнется. Такое случилось, например, с немецкими евреями вскоре после прихода Гитлера к власти: они жили в своей стране, в своей уважаемой культуре, на эту культуру работали и никак не могли предположить, что через пять лет их просто сожгут в печах. Так вот и получилось — те, которые любили свою культурную Германию больше, как раз и остались. А те, кто был менее привязан — успели уехать и здорово помыкаться в других странах.
Ну, это еврейский ракурс. Что же касается нееврейского отъезда из России сегодня — действительно, многие уехали за последние десятилетия. А многие вернулись обратно, между прочим, и евреев из Израиля знаю, которые вернулись в Россию. Мотивация у разных людей разная, каждый случай следует рассматривать отдельно. Никакого единого рецепта здесь быть не может. В сущности, это совершенно разные вопросы — уехать или остаться? И вопрос — куда уехать и зачем?
ДБ Некоторые сейчас едут в Крым. Действие романа «Медея и ее дети», одна из самых известных ваших книг, происходит именно там. Как вы относитесь к присоединению Крыма к России?
ЛУ Вне зависимости от того, что действие моего романа «Медея и его дети» происходило в Крыму, мне чрезвычайно не нравится тот способ, которым Крым был присоединен. Что же касается существа дела, Крым, со времен его заселения, был территорией, на которой существовали десятки государств, жили сотни разных народов, и его богатейшая археология рассказывает нам, что ни русские, ни украинцы не были первыми народами, его заселившими, поскольку ни тех, ни других еще в природе не было, когда там жили, скажем, греки. Речь сегодня может идти исключительно о создании такого правительства, которое смогло бы восстановить разрушенную природу Крыма, экономику и социальные институты. А это могут сделать только люди, которые эту землю любят и знают. И это могут быть русские, украинцы, татары и любые другие народы, за исключением варваров.
ДБ Как вы, как профессиональный генетик, можете объяснить особенности нынешней общественной ситуации в России? Правы ли пессимисты, говорящие об антропологической катастрофе или же всё это — естественный ход вещей?
ЛУ Я давно уже не генетик. Но, вообще говоря, генетики не исследуют общественную ситуацию. Вы имеете в виду демографическую ситуацию? И здесь не надо быть генетиком, достаточно внимательно посмотреть данные Левада-центра. Сегодняшний ход вещей — естественный он ли противоестественный — ведет к катастрофе на всех уровнях, в том числе и антропологической.
ДБ Вы сказали, что многие вещи поняли только к старости. Для меня вы — человек без возраста, хотя и много поживший и много чего понимающий. Что в вашем нынешнем состоянии оказалось непредсказуемым, тем, чего вы не знали и не планировали? А что совпало с вашими ожиданиями?
ЛУ Начнем с конца: ничего не совпало с моими ожиданиями, все оказалось гораздо лучше, чем я планировала. Старость, конечно, ограничивает возможности. Мне так нравилось скакать вниз с горки по осыпи, а вот в позапрошлом году так навернулась, что больше себе подобной резвости не позволяю.
Но пока могу сказать, что старость не так отвратительна, как представлялось из более молодых лет. Вот скакать не могу, а свободы внутренней больше! Это самая приятная из неожиданностей. Стала меньше зависеть от мнения окружающих. Гораздо меньше раздражаюсь.
Что менее всего совпало с моими ожиданиями — это социальная жизнь нашей страны. Мне казалось, что будет получше, чем та картинка, которая сейчас нарисовалась. И вот тут мои ожидания не оправдались. Но поскольку это совершенно ни в какой мере от меня не зависело, то можно только отметить этот факт… Не без горечи.
Таг: Л.Улицкая

Кто такая Людмила Улицкая? За что ее облили зеленкой? Кто облил?

Людмила Улицкая считается известной русской писательницей, имеет премию «Русский букер» и «Большая книга». Произведения переведены на 25 языков. Есть премии зарубежные. Благотворительница, общественный деятель.

Некоторые произведения Улицкой:

  • «Казус Кукоцкого» — судьба гениального врача с паранормальными способностями на фоне эпохи 40-60-х (не обошлось без ритуального упоминания «тирана и кровопийцы Сталина»);
  • «Медея и ее дети» — семейный роман;
  • «Даниэль Штайн, переводчик» — история «тихого подвига» человека во Вторую мировую войну, спасающего евреев из гетто;
  • «Лестница Якова» — история семьи на фоне истории России.

Вообще писательница часто обращается к этой теме — жизнь простого человека, семейные ценности и тому подобное в переплетении с крупными историческими событиями.

Язык, сюжеты, построение романа или рассказа… в общем тексты — действительно хороши, не поспоришь.

Улицкая часто участвует в гуманитарных проектах. Например, «Хорошие книги», поощряющем издание и распространение книг российских издательств.

Впрочем, нельзя утверждать, что её проекты — чисто литературные и направлены исключительно на развитие культуры. Скажем, в течение трех лет Людмила Улицкая активно вела проект для детей «Другой, другие, о других»: это в его рамках вышла книга «Семья у нас и у других», вокруг которой в 2014 году развернулся скандал, связанный с «пропагандой нетрадиционной сексуальной ориентации». Книжка для детей, действительно, вышла, мягко скажем, слегка шокирующая — с весьма серьезными подробностями по истории гомосексуализма, преподнесенными в явно положительном ключе.

Для некоторого понимания сути произошедшего совсем недавно инцидента с зеленкой придётся обратиться к совсем другой стороне жизни Улицкой — к общественной деятельности.

Тут придётся упомянуть, что Людмила Евгеньевна родилась в 1943 году в Башкирии, куда была эвакуирована семья. Называть национальность у нас не принято, но в данном случае это важно (ага, та самая).

Семья, кстати, не их простых — поэты, писатели, художники, ученые. Оба деда — репрессированные, что не помешало дедушке со стороны матери уже после ареста, высылки и небольшой отсидки стать довольно известным экономистом, демографом и статистиком и выпустить несколько книг. Правда, в 1948 году был арестован в третий раз — по делу Еврейского антифашистского комитета и выслан аж в Калинин (сейчас Тверь).

На фоне этой семейной истории неудивительно, что госпожа Улицкая в своей общественной жизни действует в весьма определенном ключе. По её действиям и высказываниям можно понять, что советская история ей не нравится — вся, полностью.

Впрочем, ей не нравится и история российская, причём наиболее активно — современная.

Конечно, уважать можно и нужно любое мнение. Даже отличное от твоего собственного. Но, по моему разумению, некоторые рамки допустимых высказываний все же существуют, особенно для человека, позиционирующего себя как русского писателя и русского общественного деятеля.

Так, например, в 2011 году Улицкая (как истинный борец за народное счастье и свободу) выступила с лекцией о политических свободах в современной России. Сделала она это в Лондоне, в центре внешней политики.

В 2014 году побывала в Киеве на конгрессе «Россия — Украина: диалог» — вместе с такими активистами как Ходорковский, Немцов, Латынина. Считает, что Россия — страна

Особенно интересны недавние высказывания госпожи Улицкой (например, в интервью «Эху Москвы»)

Из того же интервью можно понять: писательница считает, что ветераны не любят говорить и редко рассказывают подробности о войне исключительно по той причине, что за годы «давления власти» привыкли «скрывать истинные чувства и события», «дух победы, дух восторга… их не тронул».

Полагаю, что для некоторой части нашего общества подобные высказывания и поступки, так скажем, оскорбительны.

Теперь вернёмся к мероприятию, на котором произошёл инцидент.

Преподнесено всё очень невинно: простой конкурс среди школьников в Московском доме кино, бедные дети, пострадавшая известная писательница и зверский поступок «людей в форме с георгиевскими ленточками». Кстати, в нападении уже обвинены активисты Национального освободительного движения (НОД), что дало повод Улицкой иронически высказаться в духе

Но мо же в демократическом обществе живём, верно? Следовательно, на свою точку зрения имеет право и другая сторона.

А вот она считает, что конкурс исторических исследовательских работ, проводящийся по инициативе международного общества «Мемориал», — вещь не такая уж и невинная. Что предложение школьникам в своих исследованиях «отойди от героизации истории Второй мировой войны» и рассмотреть её с позиции СССР — страны-агрессора, едва ли не провокатора, — неуместно. Что такое переписывание истории, по меньшей мере, сомнительно, неправильно.

По-моему, ничего страшного: госпожа Улицкая имеет право на своё видение истории и Победы, активисты НОД — на своё. Она имеет право высказывать свою точку зрения публично, активисты НОД — имеют право эту точку зрения оценить.

Что они и сделали, пикетируя у Дома кино с плакатами «Не дадим переписывать историю» и с песнями вроде «Катюши».

Да, соглашусь, кидаться яйцами и зеленкой всё-таки не стоило. Поступок хулиганский, что не говори. Далеко нам ещё до французов, которые своих несогласных (хотя какие там несогласные-то!) наголо брили и по улицам в белье гоняли.

И не надо людей называть «уродами», не зная мотивов их поступков и поведения «жертвы», пожалуйста.

>Людмила Улицкая, биография, новости, фото

Детство и семья Людмилы Улицкой

21 февраля в 1943 году на Урале в селе Давлеканово недалеко от Уфы в семье эвакуированных москвичей Улицких родилась девочка, которую назвали Людмилой. Никто и подумать не мог, что пройдет много лет, и она станет известной писательницей. После окончания войны семья Улицких возвратилась в Москву. Здесь Людмила окончила школу и поступила в МГУ на биологический факультет. Годы учебы в университете наложили глубокий отпечаток на ее дальнейшую деятельность. Людмила Улицкая в молодости — редкое фото Генетики научили Людмилу думать, смотреть и наблюдать, а университетский учитель Улицкой выдающийся генетик Владимир Павлович Эфраимсон был для юной студентки примером безупречной нравственности. После окончания вуза в 1968 году Людмила Улицкая стала работать в Институте общей генетики АН СССР. Через два года в 1970 году Людмила Евгеньевна уходит с работы.

Причиной увольнения стала перепечатка самиздата. Как вспоминает сама Улицкая, в те годы многих наказывали за чтение и перепечатку самиздата. Некоторое время Улицкая не работала, а когда попыталась вернуться к научной работе, то поняла, что профессия от нее ушла.

Начало творчества писательницы Людмилы Улицкой

В поисках работы Людмиле Евгеньевне помогла подруга, которая работала художником Еврейского театра. Она познакомила Улицкую с Шерлингом, известным деятелем искусства, который предложил Людмиле Евгеньевне работу в Еврейском театре. Работа заключалась в написании инсценировок, очерков, детских пьес, рецензий. Кроме того, Улицкая занималась переводом стихов с монгольского языка. Проработав в театре три года, Улицкая всерьез занялась литературным творчеством. Первая ее книга увидела свет в 1993, когда Людмиле Евгеньевне было уже за 50.
Тяга к творчеству была заложена в Улицкой генетически. Ее репрессированный дед в свое время опубликовал книги по демографии и по теории музыки. Отец Людмилы Евгеньевны написал книгу об автомобиле и его эксплуатации, а ее прабабушка по материнской линии сочиняла на идише стихи. Людмила Евгеньевна и сама довольно успешно писала стихи, но отдельным сборником их не публиковала. Свои лучшие поэтические строки она предоставила главной героине своего романа «Медея и ее дети». Этот роман принес Улицкой в 1997 году Букеровскую премию и широкую известность.

Творческий успех, Людмила Улицкая сегодня

Первая книга Людмилы Улицкой «Бедные родственники» была издана на французском языке во Франции, а публикации первых рассказов Людмилы Евгеньевны стали появляться в журналах в конце восьмидесятых. В начале девяностых по ее сценариям снимают фильмы «Сестрички Либерти» режиссера В. Грамматикова и «Женщина для всех» режиссера А. Матешко. В этот же период в журнале «Новый мир» выходит повесть «Сонечка», которую во Франции назвали лучшей переводной книгой года. Эта повесть принесла Улицкой французскую премию Медичи. В 1998 году повесть «Сонечка» приобретает звание лауреата итальянской литературной премии Джузеппе Ачерби. Людмила Улицкая: «Я знаю пять поколений предков» Лауреат премии «Русский Букер» — роман «Казус Кукоцкого», был экранизирован режиссером Ю. Грымовым в 2001 году, а в 2006 году этой книге присуждают итальянскую премию Пенне.
В 2006 году выходит роман Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик». Интересно, что написание этого романа началось с банального перевода с английского языка документальной книги американского профессора-социолога о Даниэле Руфайзене, с которым писательница была лично знакома. Этому роману о католическом священнике в 2007 году была присуждена премия «Большая книга».
В 2009 году Людмила Улицкая вошла в список претендентов на международную Букеровскую премию 2009 года. Соискателями этой премии были известные писатели: Эдгар Доктороу, Марио Варгас Льоса, а также, лауреат Нобелевской премии Видъядхар Найпол.
Людмила Евгеньевна занимается не только творчеством. Фонд Людмилы Улицкой, организованный в 2007 году, реализует детский книжный проект «Другой, другие, о других» и оказывает благотворительную помощь библиотекам. Культ Личности. Людмила Улицкая Людмила Евгеньевна считает, что она всегда опаздывает. Так пыхтя и отдуваясь, она пытается шагать со временем в ногу. В 45 лет она научилась водить машину, в 50 стала писательницей, только в 55 научилась владеть компьютером.
Улицкая считает, что она могла бы и не стать известной писательницей, если бы ее не уволили с работы. Ее произведения, написанные для своих, для узкого круга читателей, стали популярными и приобрели обширный круг своей аудитории.
Улицкая стала самой успешной, самой читаемой и модной писательницей. Ее произведения читают не только в России. Они переведены более чем на 30 языков. Людмила Евгеньевна, невзирая на славу, считает себя человеком, которому неуютно сидеть под софитами, она готова всегда уступить первое место. А что касается ее профессии, то она и сейчас готова с интересом осваивать новые уголки.

Личная жизнь Людмилы Улицкой

Людмила Улицкая трижды выходила замуж. Первый ее брак был студенческим и непродолжительным. С первым мужем студентом физтеха Юрием Тайцем они жили в отдельной квартире, и все время каждый из молодых супругов бурно отстаивал свое первенство и превосходство.
Со своим вторым мужем Улицкая прожила 10 лет. В этом браке она родила двоих сыновей. Ее муж был в то время процветающий ученый, а Людмила Евгеньевна в ту пору была домохозяйкой. Постепенно супруги стали чужими и развелись. Поиски работы после развода и привели Улицкую в Еврейский театр, где и зародилась ее писательская карьера. Третий муж Улицкой — скульптор Андрей Красулин. Писательница Людмила Улицкая трижды была замужем Сыновья Людмилы Евгеньевны повзрослели. Один из них стал джазовым музыкантом, другой занимается бизнесом. У писательницы есть два внука, появилась и внучка, так как у жены младшего сына есть восьмилетняя девочка. Бабушка Людмила Евгеньевна всякий раз заново наблюдает и помогает внукам открывать тайны мира. Общаясь с внуками, Улицкая наверстывает упущенное время. Может поэтому писательница планирует сделать еще четыре книги по «Детскому проекту». Эти книги о взаимоуважении и доброте, о том, что всегда нужно относиться доброжелательно к другому человеку.