Лонгитюдный метод исследования

Лонгитюдный метод в психологии

Сравнительно-возрастной и лонгитюдный метод исследования. (Метод поперечных срезов, псевдолонгитюд. Теория возрастных ниш (среда, традиции, родители). Возможности комбинации лонгитюда и сравнительно-возрастного метода. Опасности поперечных срезов (скачки развития, одаренные дети). Когорта.)

В психологии принято выделять четыре группы методов изучения психики.

К первой группе относятся организационные методы: сравнительный, сравнительно-возрастной, лонгитюдный и комплексный.

Сравнительный метод – сопоставление групп испытуемых с целью найти сходства и различия между ними.

Сравнительно-возрастной метод – сопоставление отдельных особенностей людей по возрастам с целью выявления динамики изучаемого психологического процесса. Лонгитюдный метод – многократное обследование одних и тех же лиц на протяжении достаточно длительного отрезка времени, измеряемого иногда десятками лет.

Комплексный метод предполагает реализацию исследовательских программ, в котором принимают участия представители разных наук. Такого рода исследования позволяют установить связи и зависимости между явлениями разного рода (физическими, физиологическими, психическими, социальными и т.д.)

Сравнительный метод в настоящее время широко применяется в общей психологии (сопоставление разных групп испытуемых, или выборок), в социальной психологии (сопоставление различных типов малых групп и т.д.), в патопсихологии и дефектологии (сравнение больных со здоровыми и т.п.).

В психологии развития сравнительный метод выступает в двух основных формах: в виде метода возрастных, или поперечных, срезов и лонгитюдных (продольных) исследований. Сравнительно-возрастной метод представляет собой сопоставление отдельных особенностей по возрастам с целью выявления динамики изучаемого психического процесса. При использовании процедуры поперечных срезов изучаемое психическое явление диагностируется с помощью одного и того же психологического инструмента у различных возрастных групп испытуемых (но близких по социально-психологическим характеристикам).

Лонгитюдные исследования предполагают длительное исследование одних и тех же людей на протяжении ряда лет, не случайно их называют продольными исследованиями. При этом применяется как наблюдение, так и экспериментальные и тестовые методики. Лонгитюдные исследования дают возможность выявить индивидуальные особенности развития. Вариантом сравнительного метода, специфичным для возрастной и педагогической психологии, считается генетический метод. Этот метод применяется в вариантах: 1) генеалогическое исследование (изучение родственников); 2) исследование приемных детей и родителей; 3) исследование близнецов (сравнение близнецов из монозиготных и дизиготных пар).

Интересные исследования с помощью близнецового метода проведены при сравнении близнецов, каждый из которых проходил свою систему обучения или при проживании в различных семьях.

Обычно противопоставляется методу срезов (сравнительно-возрастной метод), который предполагает сопоставление пси показателей в одно и то же время у людей разных возрастных групп и связывает изменение ЗП с показателем возраста.

Классический лонгитюд означает «продолженное исследование» с многокрастной фиксацией показателей на одном и том же человеке или одной группе людей.

В общем виде к лонгитюдному методу следует относить группу методов, характеризующихся наличием нескольких повторяющихся измерений одной или более переменной на материале одних или схожих групп испытуемых.

Когорта — группа людей, пережившая схожие события в указанный период времени – общность в выборке по критерию года рождения. Возраст – хронологический возраст испытуемых в момент измерения показателей. Период – время измерения и время жизни когоры. Когорта = период измерения (календарный год) – возраст (кол-во лет испытуемых с момента рождения).

Цели проведения лонгитюдных исследований: — установление функциональной формы интраиндивидуальных траекторий-кривых развития; — оценка межиндивид. различий в интраиндивид. траекториях развития путем построения каузальных моделей; — увеличение точности измерения эксперим. эффекта путем контроля интраиндивидуальной изменчивости; — проверка гипотез о направленности каузальных связей и оценка их силы.

16. Кросс-культурные исследования в психологии. (Фактор «фона» как независимая переменная. Конвергентный (учет всего) и дивергентный (универсальность) планы. Проблема выбора методики для регистрации параметров поведения: техника двойного перевода методики, децентрация, универсальные методики, подбор респондентов)

Кросскультурное исследование является, по сути, частным случаем плана сравнения группы. При этом число сравниваемых групп может колебаться (минимум — 2 группы).

Условно можно выделить 2 основных плана, используемых в кросскультурных исследованиях.

Первый план: сравнение 2 и более естественных или отобранных методом рандомизации групп из 2 популяций.

Второй план: сочетание плана сравнения 2 и более групп с лонгитюдом, при котором сопоставляются не только различия в особенностях поведения этих групп, но изучается процесс изменения этих особенностей под влиянием времени либо времени и дополнительных внешних факторов.

Однако содержание кросскультурных исследований настолько своеобразно, что большинство специалистов в области теории психологического метода выделяют их в особый тест.

Главная особенность кросскультурной психологии — предмет, который и определяет специфику метода.

В современной кросскультурной психологии господствует эмпирический метод.

Предметом кросскультурных исследований являются особенности психики людей с точки зрения их детерминации социокультурными факторами, специфичными для каждой из сравниваемых этнокультурных общностей.

Отсюда вытекает то, что для правильного планирования кросскультурного исследования следует, во-первых, как минимум, определиться с тем, какие особенности психики могут быть потенциально подвержены влиянию культурных факторов, а также выявить множество параметров поведения, соответствующих этим особенностям. Во- вторых, требуется дать операциональные, а не теоретические определения понятиям «культура» и «культурный фактор», а также описать множество этих факторов, которые предположительно могут повлиять на различия в психических особенностях и поведении людей, принадлежащих к разным культурным общностям. В-третьих, следует выбрать адекватный метод исследования и адекватную методику для измерения особенностей поведения людей, принадлежащих к разным культурам. В-четвертых, следует определиться с объектом исследования. Нужно выбрать для изучения такие популяции, которые явно представляют собой субъекты разных культур. Кроме того, важнейшее значение имеет отбор или выбор групп из популяций, которые были бы репрезентативны с точки зрения принадлежности к сопоставляемым культурам.

Кросскультурная психология начинается там, где кончается психогенетика. Результатом психологического исследования является определение относительного вклада генотипа и среды в детерминацию индивидуальных различий людей по какому-либо психологическому свойству.

В состав средовой детерминации входят и культурные факторы. Следовательно, на первый взгляд, гипотеза любого кросскультурного исследования должна касаться тех свойств психики, которые в большей мере зависят от среды, чем от наследственности, или же существенно зависят от среды.

Однако нет ни одного индивидуально-психологического параметра, который в той или иной степени не подвергался бы средовым влияниям. Поэтому гипотезы о культурной детерминации психологических свойств охватывают весь их спектр: от психофизиологических параметров до ценностных ориентации личности.

Среди факторов культуры, которые могут потенциально влиять на индивидуально-психологические различия, выделяются универсальные и специфические.

Существует множество классификаций, характеризующих психологические особенности культур.

Наиболее популярна классификация X. С. Триандиса, который сформулировал понятие «культурный синдром» — определенный набор ценностей, установок, верований, норм и моделей поведения, которыми одна культурная группа отличается от другой.

Основными измерениями культуры он считает «простоту—сложность», «индивидуализм—коллективизм», «открытость—закрытость». Ряд исследователей выделяют такие параметры, как: 1) дистанция власти — степень неравномерности распределения власти с точки зрения данного общества, 2) избегание неопределенности и 3) маскулинность—фемининность.

Разумеется, эти параметры являются крайне примитивными. Даже «закоренелый» этнопсихолог никогда не сочтет их достаточными и даже необходимыми для описания той или иной культуры.

Чаще всего культурные различия сводят к этническим, и под кросскультурным исследованием подразумевают этнопсихологическое исследование. Иногда культуры (точнее — группы людей, принадлежащие к разным культурам) различают по другим критериям: 1) место проживания — речь идет о «городской» и «сельской» культуре; 2) религиозная принадлежность — имеют в виду православную, мусульманскую, протестантскую и пр. культуры; 3) приобщенность к европейской цивилизации и т.д. Гипотезы, которые формируются при проведении кросскультурных исследований, выражают причинно-следственные отношения между культурными факторами и психическими особенностями. Культурные факторы считаются причиной различия психических свойств индивидуумов, принадлежащих к разным культурам.

Существует обоснованное предположение об обратном влиянии психических особенностей индивидуумов на характер культуры народов, к которым эти народы принадлежат.

В частности, такие гипотезы можно выдвинуть в отношении темпераментных, интеллектуальных и ряда других психических особенностей, наследственная детерминация которых весьма существенна. Кроме того, биофизические факторы также влияют на индивидуально-психологические различия. Однако классические кросскультурные исследования проводятся в рамках парадигм: «культура—причина, психические особенности — следствие».

Очевидно, что любое кросскультурное исследование строится по неэкспериментальному плану, экспериментатор не может управлять культурными факторами.

Следовательно, нет никаких методических оснований считать связь «культура — особенности психики» причинно-следственной. Правильнее было бы говорить о корреляционной зависимости.

В зависимости от методической направленности и предмета содержания кросскультурные исследования делятся на несколько типов.

Ф. Ван де Вайвер и К. Леун (1997) предложили классифицировать кросскультурные исследования в зависимости от двух оснований: 1) конфирматорное (направленное на подтверждение либо опровержение теории) — эксплораторное (поисковое) исследование, 2) наличие или отсутствие контекстных переменных (демографических или психологических).

Обобщающее исследование проводится при наличии возможностей переноса или обобщения результатов, полученных при исследовании одной культурной общности, на другие. Эти исследования опираются на некоторую теорию и не учитывают влияния контекстных переменных, поэтому в строгом значении не могут быть отнесены к кросскультурным. Они проводятся для подтверждения универсальных гипотез, относящихся ко всем представителям вида Homo sapiens и уточняют внешнюю валидность.

Исследования, базирующиеся на теории, включают факторы кросскультурного контекста. В них проверяются гипотезы о конкретных связях культурных и психических переменных. В строгом значении термина «кросскультурное исследование» только их можно считать таковыми. Но чаще встречаются исследования психологических различий. Обычно применяется стандартная измерительная процедура и определяется существование значимых различий в среднем или стандартном разбросе измеряемых психических свойств 2 или более групп, принадлежащих к разным культурам. Культурные факторы при планировании исследований не учитываются, а привлекаются лишь для интерпретации полученных различий.

Последний тип исследований — «специальные исследования внешней валидности» (точнее было бы сказать — экологической) направлены на выявление различий в проявлении психических свойств под влиянием культурных факторов. Исследуется влияние ряда факторов на 1 (реже 2 или 3) психические особенности. Для обработки данных привлекается техника регрессионного анализа. Как правило, у исследователей нет никаких предварительных соображений о том, какие культурные переменные и в какой мере влияют на психические особенности.

Главная проблема планирования кросскультурного исследования — конструирование или выбор методики для регистрации параметров поведения, валидных по описанию к изучаемым психическим особенностям. Любая психологическая измерительная методика является продуктом культуры, чаще всего — западной, и может иметь адекватное значение только в контексте этой культуры. Первая задача исследователя — добиться высокой (содержательной) валидности методики, иначе испытуемые попросту не будут «включаться» в процесс исследования.

То, что многие авторы считают достижением конструктной (концептуальной) валидности, является не чем иным, как свидетельством того, что обобщенные представления об исследуемом психическом явлении у лиц, принадлежащих к изучаемым культурным группам, соответствуют теоретическим представлениям исследователя.

И в «кросскультурном треугольнике» (не путать с Бермудским) необходимо добиться универсальности поведенческих признаков, измеряемого свойства и их высокой валидности (рис. 5.20).__

Для того чтобы избежать «культуральной односторонности», предложены два подхода: конвергентный и дивергентный. Конвергентный подход состоит в том, что исследование проводят представители всех культурных групп, которые являются объектом.

Каждый исследователь разрабатывает свой тест, который затем предъявляется каждой группе.

Таким образом, план исследования можно отобразить следующей схемой (для 2 групп):

Группа I О1 (I) О2 (II)

Группа II О3 (I) О4 (II)

Очевидно, результаты сравнения О1 и О3а также О2 и О4будут свидетельствовать о межгрупповых различиях. Причем сравнение DО13и DО24станет индикатором дифференцирующей силы методик О(I) и О(II).

Различия результатов О1и О2, а также О3и О4будут являться показателями влияния методики измерения на проявления поведения в разных группах. Сопоставление DО12и DО34дает информацию об эффекте смещения: влияние взаимодействия методики измерения и состава группы.

Дивергентный подход состоит в учете представлений о природе явления, сложившихся у исследователей, принадлежащих к разным культурам, при составлении одной методики. Этот подход возможен лишь при разработке методики, где разнородность заданий не повлияет на ее надежность и валидность (например, при составлении опросников на ценностные ориентации).

В иных случаях этот подход ничем не отличается от конвергентного.

И все же идеалом для большинства западных исследователей является создание универсальных или свободных от культуры методик.

Методика, составленная исследователем, принадлежащим к той же культурной среде, что и тестируемая группа, скорее всего даст иные результаты при ее применении на группе лиц, принадлежащих другой культуре.

Эффекты последовательности могут оказать влияние на результаты исследования, проведенного с помощью «конвергентного» плана. Поэтому рекомендуется удвоить число групп и каждую группу тестировать в определенной последовательности.

Усовершенствованный план конвергентного кросскультурного исследования для 2 культуральных общностей выглядит следующим образом:

Культура Группа 1 О1(I) О2(II)

Группа 2 О3(I) О4(II)

Культура II Группа 3 О5(I) О6(II)

Группа 4 О7(I) О8(II)

Но даже этот план недостаточен. Необходимо контролировать влияние исследователя. В большинстве кросскультурных исследований тестирование проводит психолог, принадлежащий к одной из 2 тестируемых культуральных общностей или же к 3-й — чаще всего западноевропейской либо североамериканской. Коммуникативные проблемы могут быть основным источником погрешностей. Дело не только в знании испытуемым языка, которым владеет исследователь, или наоборот — знания исследователем языка изучаемой национальной группы. Различия в поведенческих стереотипах, установках, способах общения и т.д. могут быть настолько велики, что приведут к нарушению всей процедуры тестирования и полному искажению результатов. Поэтому целесообразно, чтобы кросскультурные исследования проводились представителями обеих тестируемых культурных групп. Разумеется, применение балансировки, учитывающей личность экспериментатора, резко увеличивает число тестируемых групп. В этом случае следует отказаться от полного плана и воспользоваться планом «латинский квадрат».

Наиболее подвержены влиянию культурных факторов результаты вербальных тестов. Требуется оценить адекватность в каждой исследуемой группе изучаемых психологических конструктов, способа предъявления материала и содержания вопросов или утверждений.

Д. Кэмпбелл и О. Вернер предложили технику двойного перевода методики. Тест переводится с языка оригинала на язык культурной группы, а затем другой переводчик независимо переводит этот текст на язык оригинала. Рассогласования используют для устранения недостатков в формулировке утверждений. Второй прием, предложенный теми же авторами, — «децентрация», а именно, исключение из оригинального текста методики понятий и выражений, которые сложны для перевода или специфичны для культуры, к которой принадлежит автор методики.

Американские этнопсихологи разделяют все методики на «культурно-специфичные» и «универсальные».

Большинство этнопсихологов считает, что попытки создания методик, свободных от влияния культуры, сродни поискам «вечного двигателя».

Процесс разработки измерительной методики для кросскультурного исследования можно разделить на 3 этапа: 1) выбор группы «надкультурных» (универсальных) переменных и создание культурно-универсальной методики; 2) выделение культурно специфических переменных и дополнение методики; 3) корректировка методики путем ее кросскультурной валидизации.

Перейдем к решающему моменту любого кросскультурного исследования: выбору популяции, формированию и отбору групп.

Исследователь в первую очередь должен выбрать популяцию, соответствующую гипотезе и плану эмпирического исследования.

Возможны несколько вариантов. Во-первых, исследователь выбирает популяцию, исходя из практических задач: часто исследования проводятся в рамках, финансируемых государством, научными и общественными фондами, а также частными лицами программ. Иногда исследования проводятся с целью прогнозирования, вчастности, конфликтов на межэтнической почве.

Исследователь проводит работу с той популяцией, которая соответствует требованиям заказчика.

Второй вариант: исследователь выбирает популяцию, исходя только из научных предпосылок. Кросскультурные популяции выбираются в соответствии с научной гипотезой, которая основана на психологической теории. Как правило, исследователи выбирают популяции, исходя из их положения на континууме свойства, характеризующего культуры: это могут быть «открытость—закрытость», «индивидуализм— коллективизм» и пр. Выбор двух популяций позволяет проверить качественную гипотезу о влиянии культуры на поведение, а 3 популяции, расположенные, соответственно, на краях и в центре континуума, позволяют проверить количественную гипотезу. Реже популяции отбираются случайным образом из соображений удобства либо путем рандомизации.

Проведение исследований на естественных группах, которые «попались под руку», в современной методической практике не приветствуется, поскольку научные результаты, полученные таким путем, недостаточно валидны и с трудом поддаются теоретической интерпретации.

После выбора популяций исследователь, занимающийся межкультурным исследованием, должен сформировать выборку и распределить испытуемых по группам.

В простейшем случае выборка состоит из двух групп испытуемых, принадлежащих к разным культурам.

Отбор испытуемых в группы из популяции определяется путем рандомизации либо путем стратометрической рандомизации.

Но проблема в том, каким путем привлечь испытуемых к участию в исследовании. Исследователь располагает ограниченным набором способов. Он может включиться в практическую работу, например в деятельность школьной психологической консультации, и обследовать тех детей, которых приводят родители или которые сами обращаются за помощью.

Исследователь может привлечь добровольцев (за плату или энтузиастов). Но известно, что группы добровольцев отличаются по своим характеристикам от характеристик популяции в целом. К тому же многие добровольцы могут включаться в исследование по политическим, идеологическим и другим внешним мотивам.

Также психолог может уговорить людей принять участие в исследовании, но при этом он должен иметь в виду, что на уговоры поддаются люди, которым легче вступить в контакт с представителем той культуры, к которой принадлежит исследователь.

Поэтому выборка «рекрутеров» будет нерепрезентативной по отношению к популяции.

Скорее всего, результаты будут смещены в сторону сходства психических характеристик двух культуральных групп. Это произойдет даже в том случае, если исследователь не принадлежит ни к одной из изучаемых культурных групп (хотя в этом случае эффект будет несколько ослаблен).

Наконец, исследователь может отобрать испытуемых принудительно, если в этом заинтересованы представители власти. Такие исследования проводятся в армии, в тюрьмах, в закрытых учебных заведениях — там, где поведение людей жестко контролируется.

Однако в этом случае исследователь может столкнуться с искажениями результатов, саботажем и нежеланием испытуемых сотрудничать с ним.

Кросскультурные исследования в психологии приобретают все больший размах и популярность. Интерес к кросскультурным исследованиям в наше время подогревается нерешенными политическими, социальными и экономическими проблемами, вспышками межнациональных конфликтов и бытового национализма.

Осознание того, что мы живем в поликультурном мире, что непривычное не обязательно плохо, приходит к человечеству с большим опозданием.

7.2. Лонгитюдный метод

  • •Никандров в.В. Экспериментальная психология
  • •Глава 1. Объем понятия «экспериментальная психология» 5
  • •Часть II методы психологии 46
  • •Глава 12. Эксперимент 115
  • •Глава 13. Психологическое тестирование 144
  • •Глава 14. Моделирование в психологии 160
  • •Глава 15. Психосемантические методы 181
  • •Глава 22. Праксиметрические методы 218
  • •Введение Глава 1. Объем понятия «экспериментальная психология»
  • •Глава 2. Из истории экспериментальнойпсихологии
  • •ЧастьIобщее представление о психологическом исследовании Глава 3. Виды психологического исследования
  • •Глава 4. Этапы психологического исследования
  • •4.1. Общая схема научного исследования
  • •4.2. Постановка проблемы
  • •4.3. Выдвижение гипотезы
  • •4.4. Планирование исследования
  • •4.5. Сбор данных
  • •4.5.1. Общее понятие о данных
  • •4.5.2. Классификация данных
  • •4.5.3. Процедура сбора данных
  • •4.6. Обработка данных
  • •4.6.1. Общее представление об обработке
  • •4.6.2. Первичная обработка
  • •4.6.3. Вторичная обработка
  • •4.6.3.1. Общее представление о вторичной обработке
  • •4.6.3.2. Меры центральной тенденции
  • •4.6.3.3. Меры изменчивости (рассеивания, разброса)
  • •4.6.3.4. Меры связи
  • •4.6.3.5. Нормальное распределение
  • •4.6.3.6. Некоторые методы статистического анализаданных при вторичной обработке
  • •4.7. Интерпретация результатов
  • •4.7.1. Интерпретация как теоретическая обработкаэмпирической информации
  • •4.7.2. Объяснение результатов
  • •4.7.2.1. Общее представление об объяснении
  • •4.7.2.2. Виды объяснения в психологии
  • •4.7.3. Обобщение результатов
  • •4.8. Выводы и включение результатовв систему знаний
  • •Часть II методы психологии
  • •Раздел а
  • •Общее представление о системе методов в психологии
  • •Глава 5. Категория «метод» в системесмежных понятий
  • •Глава 6. Классификация методов
  • •Раздел б Неэмпирические методы
  • •Глава 7. Организационные методы (подходы)
  • •7.1. Сравнительный метод
  • •7.2. Лонгитюдный метод
  • •7.3. Комплексный метод
  • •Глава 8. Методы обработки данных
  • •8.1. Количественные методы
  • •8.2. Качественные методы
  • •Глава 9. Интерпретационные методы (подходы)
  • •Раздел вЭмпирические методы общепсихологического значения
  • •Глава 10. Наблюдение
  • •10.1. Общее представление о методе наблюдения
  • •10.2. Виды наблюдения
  • •10.3. Интроспекция – специфическийметод психологии
  • •Глава 11. Вербально-коммуникативные методы
  • •11.1. Беседа
  • •11.1.1. Сущность и специфика психологической беседы
  • •11.1.2. Основные способы ведения и виды психологической беседы
  • •11.1.3. Особенности беседы с детьми
  • •11.2. Опрос
  • •11.2.1. Общие сведения об опросных методах
  • •Глава 11. Вербально-коммуникативные методы 207
  • •11.2.2. Интервью
  • •11.2.2.1. Интервью как единство беседы и опроса
  • •11.2.2.2. Процедура интервьюирования
  • •11.2.2.3. Требования к интервьюеру
  • •11.2.2.4. Виды интервью
  • •11.2.3. Анкетирование
  • •11.2.3.1. Специфика анкетирования как опросного метода
  • •11.2.3.2. Анкета
  • •11.2.3.3. Виды анкетирования
  • •11.2.4. Сравнительный анализ интервью и анкетирования
  • •Глава 12.Эксперимент
  • •12.1. Общая характеристика психологического эксперимента
  • •12.1.1. Определение
  • •12.1.2. Основные элементы экспериментального метода
  • •12.1.3. Уровни эксперимента
  • •12.2. Процедурные особенности эксперимента
  • •12.2.1. Предъявление независимой переменной
  • •12.2.1.1. Виды нп
  • •12.2.1.2. Требования к процедуре предъявления нп
  • •12.2.1.3. Планирование эксперимента
  • •12.2.2. Контроль дополнительных переменных
  • •12.2.2.1. Контроль внешних дп
  • •12.2.2.2. Контроль внутренних дп
  • •12.2.3. Фиксация эксперимента
  • •12.3. Виды эксперимента
  • •12.4. Эксперимент как совместная деятельность исследователя и испытуемого
  • •12.4.1. Доэкспериментальное общение
  • •12.4.2. Экспериментальное взаимодействие
  • •12.4.3. Послеэкспериментальное общение
  • •Глава 13. Психологическое тестирование
  • •13.1. Общее представление о психологическом тестировании
  • •13.2. Возникновение и развитие метода тестирования
  • •13.3. Классификация психологических тестов
  • •13.4. Субъективные тесты
  • •13.5. Объективные тесты
  • •13.6. Проективные тесты
  • •13.7. Компьютерное тестирование
  • •13.8. Требования к построению и проверке тестовых методик
  • •Глава 14. Моделирование в психологии
  • •14.1. Определение
  • •14.2. Немного истории
  • •14.3. Понятие «модель»
  • •14.3.1. Общее представление о модели
  • •14.3.2. Функции моделей
  • •14.3.3. Классификация моделей
  • •14.4. Специфика моделирования в психологии
  • •14.5. Основные направления моделирования в психологии
  • •14.5.1. Моделирование психики
  • •14.5.1.1. Общие сведения о моделировании психики
  • •14.5.1.2. Моделирование физиологических основ психики
  • •14.5.1.3. Моделирование психологических механизмов
  • •14.5.2. Психологическое моделирование
  • •Раздел г Эмпирические методы частнопсихологического значения Глава 15. Психосемантические методы
  • •15.1. Метод семантического дифференциала
  • •15.2. Метод семантического радикала
  • •15.3. Метод репертуарных решеток
  • •Глава 16. Психомоторные методы психодиагностики
  • •16.1. Методы исследования свойств нервной системы
  • •16.2. Методы исследования моторики
  • •16.3. Методика миокинетической психодиагностики
  • •Глава 17. Методы социально-психологическойдиагностики личности
  • •17.1. Социометрия
  • •17.2. Групповая оценка личности
  • •17.3. Референтометрия
  • •17.4. Методика фидлера
  • •Глава 18. Психотерапевтические методы
  • •18.1. Общее представление о психотерапии
  • •18.2. Гипнотерапия
  • •18.3. Аутогенная тренировка
  • •18.4. Рациональная (разъяснительная) психотерапия
  • •18.5. Игровая психотерапия
  • •18.6. Психоэстетотерапия
  • •18.7. Наркопсихотерапия
  • •18.8. Телесная психотерапия
  • •18.9. Социальная психотерапия
  • •Глава 19. Методы изучения документов.Контент-анализ
  • •Глава 20. Биографические методы
  • •20.1. Общие сведения о системе биографических методов
  • •20.2. Психобиография
  • •20.3. Каузометрия
  • •20.4. Формализованная биографическая анкета
  • •20.5. Психологическая автобиография
  • •Глава 21. Психофизиологические методы
  • •21.1. Психофизиологические методы как объективные способы изучения психики
  • •21.2. Методы исследования работы вегетативной нервной системы
  • •21.2.1. Измерение кожно-гальванической реакции
  • •21.2.2. Методы исследования работы сердечно-сосудистой системы
  • •21.2.3. Методы исследования работы дыхательной системы
  • •21.2.4. Методы исследования работы пищеварительной системы
  • •21.2.5. Методы исследования работы глаз
  • •21.3. Методы исследования работы соматической нервной системы
  • •21.4. Методы исследования работы центральной нервной системы
  • •21.4.1. Электроэнцефалография (ээг)
  • •21.4.2. Метод вызванных потенциалов
  • •Глава 22. Праксиметрические методы
  • •22.1. Общее представление о праксиметрии
  • •22.2. Общие методы исследования отдельных движений и действий
  • •22.3. Специальные методы исследования трудовых операций и деятельности
  • •Литература

История и особенности исследования

Основоположниками лонгитюдного метода исследования были Уильям Штерн и А. Н. Гвоздев, ведшие различные дневники наблюдений за развитием ребёнка в семье

Первоначально лонгитюдное исследование (как метод «продольных срезов») складывалось в психологии развития (в детской и возрастной психологии) в качестве альтернативы господствовавшим методам определения состояний или уровней развития (методам «поперечных срезов»). Затем этим методом стали пользоваться в социологии, в инженерной психологии и психологии труда. Самостоятельная ценность лонгитюдного исследования связывалась с возможностью предсказать дальнейший ход психического развития исследуемого и установить родственные связи между его этапами.

Лонгитюдные исследования применяются, если требуется проследить историю развития некоторого рода объектов или людей, и влияние на них определенных событий, и представляют собой эксперимент без контрольной группы с одной экспериментальной группой, в которой выполняются многочисленные наблюдения в течение достаточно продолжительного времени. При этом известно, что за это время происходит некоторое событие (или несколько событий), и цель исследования состоит в том, чтобы рассмотреть, как влияет наступление этого события (событий) на поведение экспериментальной группы. Для этого сравниваются наблюдения, сделанные до наступления исследуемого события и после. При этом лонгитюдное исследование предполагает одновременное использование и других методов: наблюдения, тестирования, психографии и др.

Лонгитюдные исследования также пригодны для наблюдения за изменениями внутри организаций в течение какого-то времени.

В России

В России самым крупным лонгитюдным исследовательским проектом было всесоюзное, а позднее международное исследование «Пути поколения», которое было проведено во временной промежуток 1983-1999 годы под руководством профессора М. Х. Титмы.

В зарубежных странах

За рубежом лонгитюдные исследования применяются, например, Национальным детским бюро Великобритании для документирования различных сторон развития детей.

Преимущества исследования

Преимуществами лонгитюдного метода по сравнению с обычным мониторингом, где на каждом этапе применяется новая выборка, состоит в возможности наблюдать за развитием во времени одних и тех же объектов или людей, точно описывать происходящие в их жизни перемены, включая изменения ценностных ориентаций, взглядов, мотивов и т. п. Жизненные события могут, хотя и со значительно меньшей точностью, отмечаться и в ретроспективном (обычном) исследовании, однако оно не позволяет изучать изменения в ценностно-мотивационной области, а также их влияние на жизненный путь отдельного человека или объекта.

Их преимущество по сравнению с кроссекционными исследованиями состоит в том, что причинный фактор, содержащийся в последовательности изменений, изучается непосредственно на основе данных, собранных до и после изменений (например, анализ последствий изменений в школьном учебном плане).

Недостатки метода

Главными недостатками лонгитюдных исследований является их внутренняя валидность по следующим основным причинам :

  1. Высокая затратность (особенно на повторное изучение).
  2. Техническая сложность осуществления мероприятия, вызванная постоянной необходимостью на каждой ступени исследования заниматься сбором данных — предисследовательских сведений о произошедших в жизни респондента событий в промежутке между двумя этапами, постоянный розыск и идентификация испытуемых в связи с переездами, обработка и оценка данных всех этапов исследования.
  3. «Смертность» испытуемых. «Смертность» испытуемых означает, что люди, участвующие в исследовании на начальных этапах, недоступны к концу исследования (уезжают, умирают, отказываются от дальнейшего участия и т. д.). В этом случае сокращается или пропадает база для сравнения наблюдений, сделанных до и после интересующего нас события. «Смертность» является одним из основных источников невалидности для лонгитюдных исследований.
  4. Эффект исследуемого события может оказаться замедленным. Могут пройти годы, прежде чем результаты исследуемого события будут заметны, если вообще проявятся.
  5. Существует вероятность, что некоторое, оставшееся вне поля внимания, событие или влияние иных одновременно возникающих перемен (например, изменения в школьном учебном плане и в финансировании служб образования) может погасить суть исследуемого.
  6. Возникновение эффекта Хоуторна

Примечания

  1. 1 2 3 4 5
    • Терещенко О. В. Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) // Социология: Энциклопедия / Сост. А. А. Грицанов, В. Л. Абушенко, Г. М. Евелькин, Г. Н. Соколова, О. В. Терещенко., 2003 г.
    • Лонгитюдное исследование (глоссарий к книге) (недоступная ссылка) // Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология: Учебник для вузов / Под ред. проф. В. И. Добренькова. — М.: Гардарика, 1998. — 244 с.
    • Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) // Филатова О. Социология массовой коммуникации: краткий глоссарий
    • Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) (недоступная ссылка с 14-06-2016 ) // Словарь по общественным наукам. Глоссарий.ру
    • Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) (Краткий словарь психологических терминов) // Морозов А. В. Управленческая психология. — М.: Академический проект, 2006. — 288 с. ISBN 5-8291-0670-1
  2. 1 2 3 4 5 Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) // Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь. В 2-х томах: Пер. с англ. Н. Н. Марчук. М.: Вече, АСТ, 1999.
    • Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) // Психология человека от рождения до смерти / Под общ. ред. А. А. Реана. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2002. — 656 с. ISBN 5-93878-029-2
  3. 1 2 В. И. Слободчиков Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) // Психология развития. Словарь / Под. ред. А. Л. Венгера // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л. А. Карпенко. Под общ. ред. А. В. Петровского. — М.: ПЕР СЭ, 2005. — 176 с. копия (недоступная ссылка) (недоступная ссылка с 14-06-2016 )
  4. 1 2 3 Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) // Словарь практического психолога / Сост. С. Ю. Головин. — Мн.: Харвест, 1998. ISBN 985-433-167-9
  5. 1 2 Лонгитюдное исследование (недоступная ссылка) // Душков Б. А., Королёв А. В., Смирнов Б. А. Энциклопедический словарь: Психология труда, управления, инженерная психология и эргономика, 3-е изд. — М.: Академический проект, 2005. — 848 с. ISBN 5-8291-0297-8, ISBN 5-8291-0506-3, ISBN 5-902357-25-X.

Суть и особенности исследования

Лонгитюдное наблюдение может проводиться в исследовательских и в клинических целях.

В первом случае мы имеем дело с психологическим экспериментом, когда изучается реакция референта или референтной группы на определенные внешние изменения.

Во втором случае, лонгитюдное наблюдение представляет собой метод диагностики соматических и психических отклонений в психике ребенка. Методика широко применяется в педагогике, чтобы, например, выявить последствия от изменений в системе образования.

Объект может изучаться как в естественной, так и в искусственно созданной среде.

На протяжении выбранного промежутка времени, обычно длительного, объект наблюдается.

Исследователь регистрирует поведенческие изменения, интерпретирует данные и формулирует вывод о верности или неверности искомой гипотезы. Многократная фиксация показаний даёт насыщенную картину развития индивида в динамике.

Лонгитюдное исследование иногда противопоставляют методу сравнения и аналогии. Однако, это не совсем корректно. Сравнительный метод сопоставляет два разных объекта в определенной ситуации.

В лонгитюдном наблюдении сопоставляются два разных состояния одного объекта — до влияния внешнего фактора и после этого влияния.

Таким образом, если метод поперечного среза сравнивает объекты в пространстве, то «метод продольного среза» — второе название лонгитюдного наблюдения — сравнивает состояния объекта во времени.

При этом, исследование может быть как проспективным, так и ретроспективным. В первом случае сбор данных проводится во время исследования, в указанный отрезок времени; во втором случае исследователь интерпретирует данные, собранные в прошлом.

Обычно, результаты исследования изображаются в виде простых графиков с осями абсцисс и ординат.

Схемы развития бывают прямолинейными, нелинейными и прерывистыми.

Основная цель лонгитюдного наблюдения — исследовать влияние внешнего фактора на психологические процессы референта; проверить каузальные (предположительные) гипотезы на конкретном материале; выявить отклонения и сформулировать пути её решения.

Эффекты, фиксируемые в методе

Подробнее о том, что именно фиксируется исследователем при анализе «продольного среза». Эффекты можно поделить на следующие типы:

  1. Эффекты интраиндивидуального развития. Процессы и реакции конкретного индивида, связанные с экспериментальным событием.
  2. Эффекты меджиндивидуального развития. Сравнение интраиндивидуальных эффектов, изучение их взаимовлияния, сходств и различий.
  3. Выявление исторических трендов. Исследователь может провести как перспективное, так и ретроспективное изучение объекта. Анализ реакций индивида, имевших место быть в прошлом — важный элемент исследования. Так устанавливаются исторические тренды в отношении какого-либо свойства.

Специфику метода и его пользу проще объяснить на примере.

В 1966 году эстонский социолог Микк Титма запустил масштабный эксперимент, названный «Путь поколения», с целью выяснить специфику жизненного и профессионального самоопределения советской молодежи.

В референтную группу попали учащиеся средних общеобразовательных учебных заведений в 14 регионах СССР — несколько союзных республик (Прибалтика, Таджикистан, Украина, Молдавия) и областей РСФСР.

Задачами исследования было выяснить изменения в социальном статусе, положении и местожительстве респондентов в период с 17 до 30 лет. Участники эксперимента раз в 4 года отвечали на вопросы анкеты, рассказывали о своем образовании, работе, семейном положении, мировоззрении и т.д.

Полученные данные дали, во-первых, масштабную картину взросления отдельно взятого поколения; во-вторых, понимание, как именно влияли исторические события на психологию индивидов.

Данные по референтной группе дали повод говорить о незначительном влиянии исторических событий на психологию конкретно этого поколения. Респонденты проявили завидную социальную устойчивость.

Гипотезы

На примере «Пути поколения» мы видим работу над гипотезой К. Мангейма.

По его мнению, в периоды исторических катаклизмов появляется т.н. «историческое поколение», которое отличается от предыдущих своей психологией, социальным опытом и является катализатором для существенного «скачка» в развитии общества.

Исследования Микка Титмы дали понять, что эта гипотеза если не является единственно верной.

В истории, может быть, случались прецеденты, когда политико-экономическая ситуация порождала радикально иное поколение, которое подрывало устои старого общества и строило новое. Однако, в данном конкретном случае, гипотезу доказать не удалось.

Исследователь проводит эксперимент на основании собственных догадок и умозрительных заключений. Подобные гипотезы называются каузальными.

Каузальная гипотеза — это предположение, о существовании причинно-следственной связи между явлениями.

Иначе говоря, исследователь выдвигает гипотезу о том, что фактор Х влияет на индивида Y и превращает его в индивида с измененной психикой Y1.

Соответственно, фиксируется изначальное состояние индивида Y и конечное состояние индивида Y1… Или все того же индивида Y, если фактор Х не произвел на него никакого значимого эффекта.

Лонгитюдное наблюдение ищет взаимосвязи между внешней и внутренней средой.

Каузальные гипотезы бывают разные. Вот некоторые их виды:

  • гипотеза о развитии;
  • гипотеза о длительных и отложенных влияниях эксперимента на индивида;

Проверка предположений на респондентах, при грамотной организации эксперимента, даёт понимание истинности или ложности гипотезы.

Недостатки

Лонгитюдное наблюдение несет в себе ряд спорных моментов, преимущественно организационного характера.

Это эксперимент, поэтому он нуждается в правильной организации, чтобы добиться корректных данных. Если не обеспечить необходимых условий, то получится искаженная картина.

Основные сложности выглядят так:

  1. Отбор референтов. Чтобы статистически уравновесить индивидуальные психологические различия, требуется большая выборка от 200 до 2000 человек. Кроме того, следует учесть возраст испытуемых, если исследуется определенное поколение людей. Таким образом, для организации эксперимента требуются большие затраты ресурсов.
  2. Большой вопрос — какие временные интервалы для сбора данных лучше всего подходят для эксперимента? Эту проблему решают по разному, но, как правило, данные с референтной группы собирают раз в год.
  3. Лонгитюдное наблюдение — это долговременный процесс, который может длиться годами и десятилетиями. Опять же, это требует средств, грамотной организации и отлаженной фиксации данных. Знаменитый Калифорнийский лонгитюд длится с 1921 г.

В 1921 г. началось исследование группы из 1,5 тысяч человек, учащихся калифорнийских школ, с IQ выше 135 баллов. Изучалось их социальное поведение, ценности, мотивы и успехи. Периодически референтная группа меняется, и исследование возобновляется вновь.

Таким образом, лонгитюдное наблюдение — это неотъемлемая часть методологии современного психолога, социолога, лингвиста, педагога.

Долговременный психологический и социальный эксперимент позволяет глубже понять законы развития человеческого мозга и глубинную сущность человеческой природы.

Лонгитюдные исследования творческого мышления школьников:

Наша интересная группа Вконтакте:

Более сложные исследовательские планы

Непростым вопросом при использовании метода поперечных срезов является проблема эквивалентных измерений. Для сравнения уровня выраженности определенного поведения или определенной способности у разных возрастных групп необходима процедура точной оценки этой формы поведения или способности для каждой изучаемой группы. Однако зачастую тест, подходящий для одного возраста, не подходит для другого. Впрочем, проблема эквивалентного измерения выходит за рамки метода поперечных срезов и встает каждый раз при сравнении разных возрастных групп, поэтому она равно актуальна и для лонгитюдного исследования.

Осознание недостатков лонгитюдного метода и метода поперечных срезов (в первую очередь невозможность избежать смешения возраста и времени исследования в первом из них и смешения возраста и поколения – во втором) в конце XX в. потребовало поиска более сложных исследовательских стратегий. В частности, в ряде работ была предложена процедура, в рамках которой совместно используется лонгитюдный план исследований, план поперечных срезов и так называемый план временно́го лага. На рис. 1.1 изображена схема подобного исследования.

Рис. 1.1. Примеры лонгитюдного плана, плана поперечных срезов и плана с временным лагом (числа, составляющие массив таблицы, соответствуют возрасту)

В таблице представлены возрасты, соответствующие определенным годам рождения, и измерения. Лонгитюдный план отражен в любой строке таблицы. В этом случае выборка испытуемых, рожденных в одном году, регулярно обследуется в течение некоторого периода времени. План поперечных срезов находит отражение в столбцах таблицы. В этом случае отдельные выборки испытуемых разных возрастов обследуются в одно время. План с временным лагом отражен в диагоналях таблицы. В качестве примера в таблице выбран возраст 40-летних людей, разные выборки которых обследовали в 1980, 1990, 2000 и 2010 гг.

План с временным лагом, конечно, не дает непосредственной информации о возрастных изменениях или возрастных различиях, поскольку обследуются люди одного возраста. Однако он может дать информацию о факторах, приводящих к смещению в лонгитюдных исследованиях и исследованиях методом поперечных срезов. В частности, в случае обнаружения различий между выборками 40-летних людей, обследованных в разные годы, можно понять, являются ли эти различия следствием влияния фактора когорты (главного источника смещения при использовании метода поперечных срезов), фактора времени тестирования (главного источника смещения при использовании лонгитюдного метода) либо же комбинации этих двух факторов.

Описанный тип исследования встречается довольно редко. Иногда сравнение с временным лагом оказывается возможным просто по причине естественного исторического хода развития науки. Например, Ж. Пиаже начал изучать понимание детьми принципа сохранения в 1930–1940-е гг. прошлого века. В 1960–1970 гг. исследование было продолжено. Эти более ранние и более поздние исследования составляют план с временным лагом: сравниваются две группы детей одного возраста, появившиеся на свет в разное время и обследованные в разное время. Оказалось, что результаты этих групп детей одинаковы, что позволило исследователям прийти к выводу о том, что на эти результаты не влияют ни поколение, ни время тестирования. Кстати, аналогичные исследования уровня интеллекта (IQ) свидетельствуют об обратном: показатели его меняются, причем обычно в сторону улучшения, что и заставляет постоянно перенормировать тесты интеллекта.

Исследования с временным лагом в последние годы становятся все более популярными, иногда их называют кросс-сторическими исследованиями. И такие исследования наряду с кросс-культурными, несомненно, представляют особый интерес для социальной психологии развития, так как позволяют проследить те изменения в процессе развития человека, групп людей, которые связаны с теми или иными тенденциями в развитии общества.

Лонгитюдный метод, метод поперечных срезов и временной лаг в конкретных исследованиях могут сочетаться самым разным образом и выступать в качестве элементов различных исследовательских планов, содержание которых зависит и от объекта, и от предмета исследования, и от возраста испытуемых, и от ряда других факторов.

Интересные результаты получаются в исследованиях, соединяющих экспериментальные и корреляционные методы, а также в иных сложно организованных исследовательских проектах.

  • Миллер С. Психология развития: методы исследования. С. 57.

Более сложные планы

Из сказанного выше следует, что и лонгитюдный метод, и метод поперечных срезов имеют ряд недостатков. Таблица 3.1 наглядно представляет рассмотренные ранее проблемы. Некоторые из них, по крайней мере в принципе, разрешимы — например, систематическая ошибка при отборе в исследовании методом поперечных срезов.

Однако другие недостатки присущи как лонгитюдному плану, так и плану поперечных срезов, и по этой причине их никак нельзя преодолеть. В частности, в исследовании методом поперечных срезов нельзя избежать смешения возраста и поколения, а в лонгитюдном исследовании — возраста и времени измерения.

В последние годы идет активное обсуждение недостатков традиционных лонтитюдных и поперечных планов, которое стимулировало разработку рода новых процедур для измерения возрастных изменений. Поскольку эти процедуры пока применяются в основном в исследованиях лиц пожилого возраста, их рассмотрение отложено до главы, посвященной старению (глава 13). Однако здесь можно сделать несколько предварительных замечаний.

Рисунок 3.1 схематически иллюстрирует планы, описанные выше. В таблице представлены возрасты, соответствующие определенным годам рождения и измерения. Лонгитюдный план соответствует любой строке таблицы. В этом случае выборка испытуемых, рожденных в одном году, регулярно обследуется в течение некоторого периода времени. Поперечный план соответствует любому столбцу. В этом случае отдельные выборки испытуемых разных возрастов обследуются в одно время.

Таблица 3.1

Недостатки лонгитюдного и поперечного планов Лонгитюдный план План поперечных срезов Практические трудности (временные и денежные затраты)

Вероятность устаревания методик Вероятность нерепрезентативности выборки Ограничение рамками одной когорты Вероятность избирательного выпадения Эффект повторного тестирования

Трудность в установлении эквивалентных критериев

Смешение возраста и времени измерения Косвенное измерение возрастных изменений Невозможность применения для изучения индивидуальной стабильности

Вероятность систематической ошибки при отборе

Вероятность избирательного выпадения

Трудность в установлении эквивалентных критериев

Смешение возраста и времени рождения (когорты) На рис. 3.1 изображен также еще один, не обсуждавшийся ранее вид плана — план с временным лагом. Его представляют диагонали таблицы. Мы могли бы изучать выборки 40-летних лиц в 1960 году, другую выборку 40-летних лиц в 1990 году, еще одну выборку 40-летних лиц в 2000 и еще одну — в 2010 году. Очевидно, что план с временным лагом не дает информации непосредственно о возрастных изменениях или возрастных различиях, поскольку обследуется только одна возрастная группа. Однако он может дать информацию о факторах, приводящих к смешению в лонтитюдных исследованиях и исследованиях методом поперечных срезов. В частности, обнаружив различия между нашими выборками 40-летних испытуемых, мы поймем, что эти различия отражают либо фактор когорты (главный источник смешения в поперечном плане), либо фактор времени тестирования (главный источник смешения в лонгитюдном плане), либо, естественно, комбинацию этих двух факторов. Невозможность определения, какой из факторов имеет первостепенное значение, свидетельствует о том, что план с временным лагом привносит свой собственный вид смешения — между когортой и временем тестирования.

Этот тип исследования используется довольно редко. Иногда сравнение с временным лагом возможно просто по причине естественного исторического хода науки. Например, Пиаже начал изучать понимание детьми принципа сохранения в 1930-1940-е годы. Следствием прихода популярности к его концепции несколько десятков лет спустя явилась вторая волна изучения понимания принципа сохранения, которая пришлась на 1960-е 1970-е годы. Вместе ранние и поздние исследования составляют план с временным лагом: две группы детей одного возраста, но появившихся на свет и проходивших тестирование в разное время. В этом случае не имело значения ни поколение, ни время тестирования, поскольку дети 1970-х выполняли задания на сохранение точно так же, как и дети 1930-х. Оценка уровня интеллекта дала совершенно иную картину. Результаты выполнения ребенком IQ-теста сравниваются с результатами детей того же возраста из нормативной выборки, которая набирается при создании теста, о чем более подробно будет рассказано в главе 11. Поэтому, скажем, 10-летний ребенок, выполняющий тест IQ в 1995 году, сравнивается с 10-летним ребенком, выполнявшим этот тест в 1975 году. Как правило, в этих сравнениях обнаруживается тенденция к улучшению результатов со временем (что, в действительности, является основанием для периодической перенормировки тестов интеллекта). Поскольку возраст остается неизменным, мы знаем, что улучшение должно отражать эффект либо времени измерения, либо (что более вероятно) когорты.

Рис. 3.1.,Примеры лонгитюдного плана, плана поперечных срезов и плана с временным лагом (числа, составляющие массив таблицы, соответствуют возрасту

Лонгитюдный план, а также план поперечных срезов и план с временным лагом иногда называют «простыми». Они просты по сравнению с альтернативным, определенно не простым последовательным планом. Последовательный план соединяет в себе элементы лонгитюдного и поперечного планов и плана с временным лагом. Целью последовательного плана является разграничение эффектов возраста, поколения и времени измерения. Эти элементы могут по-разному сочетаться и анализироваться, отсюда несколько типов последовательных планов. В этой главе кратко и в общих чертах описано два типа. В главе 13 мы вернемся к теме последовательных планов и рассмотрим их конкретно, а не гипотетически, а также обсудим актуальную на сегодняшний день схему использования таких планов.

Сначала несколько слов о логике последовательных планов. В идеальном варианте нам бы хотелось иметь возможность оценить вклад каждого из трех потенциально значимых факторов — возраста, поколения и времени тестирования — в рамках одного аналитического метода. К сожалению, этому мешает их взаимозависимость; как только установлены любые два из них, автоматически устанавливаются и уровни третьего.

Решив, к примеру, изучать определенные возрастные группы и определенные когорты, мы тем самым с необходимостью фиксируем время измерения, определяемое нужным сочетанием возраста и когорты. Следствием этой взаимозависимости является то, что в рамках одного аналитического метода в качестве независимых переменных могут выступать только два из трех факторов. В разных последовательных планах акцентируется внимание на разных факторах. В первом из приведенных ниже примеров независимыми переменными являются возраст и когорта, во втором — возраст и время измерения.

Рис. 3.2. Пример плана последовательности когорт (числа в таблице соответствуют возрасту)

Рис. 3.3. Пример плана последовательности времени (числа в таблице соответствуют возрасту)

Рисунок 3.2 иллюстрирует план последовательности когорт, при котором отбираются и регулярно обследуются в одном и том же возрасте равное количество лет испытуемые разных когорт. Таким образом, этот план состоит из двух (или более) накладывающихся друг на друга лонтитюдных исследований. В примере, который иллюстрирует рисунок, группы испытуемых, родившихся в 1940 и в 1950 годах, обследуются по три раза на протяжении 20-летнего периода. Такой план обладает рядом преимуществ перед стандартным лонгитюдным исследованием или исследованием методом поперечных срезов, поскольку: а) измерения происходят в разное время, переменная возраста не смешивается с переменной когорты (главное смешение в поперечном плане); б) выборки состоят из испытуемых, родившихся в разное время, лонгитюдное сравнение не ограничивается рамками одной когорты или одного поколения; в) разные возрастные группы обследуются одновременно, измерение происходит как в лонгитюдном, так и в поперечном направлении; г) одна возрастная группа обследуется в разное время, измерение происходит в направлении временного лага. Иными словами, этот план дает больше информации, чем любой из стандартных, и, таким образом, больше шансов вычленить вклад каждого из факторов.

Рисунок 3.3 иллюстрирует план последовательности времени, который включает в себя два (или более) исследования методом поперечных срезов, производимых в разное время. В этом примере, в 1990,2000 и 2010 годах сравниваются выборки 40-, 50- и 60-летних испытуемых. При обследовании в разное время испытуемые могут быть либо независимыми (то есть новые люди при каждом обследовании), либо те же (если первичная выборка изучается в лонгитюде). Этот план имеет то же достоинство, что и план последовательности когорт — он дает больше информации, чем простые планы. Его особым преимуществом является возможность разграничения переменных возраста и времени тестирования (главное смешение в лонгитюдном исследовании).

Если в разное время изучаются независимые выборки, удается избежать и некоторых проблем, связанных с лонгитюдным методом (избирательных выпадений, эффектов повторного тестирования).

Как уже говорилось, более подробно об этих планах можно узнать из главы 13. Однако здесь следует сделать несколько замечаний. Во-первых, очевидно, что последовательные планы, хотя и более информативны, требуют больше затрат — времени, усилий и денег, — чем простые поперечные и лонгитюдные планы. На реализацию плана, представленного па рис. 3.3, к примеру, ушло бы 20 лет, при этом нужно было бы сформировать (в случае использования независимых выборок) 9 групп испытуемых. Любой исследовательский проект предполагает выполнение ряда задач, только часть которых может быть выполнена на практике. Лучшими являются те планы, которые действительно можно реализовать.

Второе замечание касается критики, которой подвергаются традиционные лонгитюдный и поперечный планы. В некоторых случаях эта критика довольно сурова. Болте, Рис и Нессельроде (Baltes, Reese, & Nesselroade, 1977), к примеру, пишут, что «такие простые методы, как лонгитюдный и метод поперечных срезов, демонстрируют настолько низкий уровень контроля, что данные, полученные при помощи любого из них, по большей части невалидны и бесполезны для исследователя» (р. 124). Это серьезное обвинение, учитывая, что (по скромным оценкам) 99 % имеющихся у нас данных о возрастных изменениях получены в исследованиях методом поперечных срезов и в лонтитюдных исследованиях. Действительно ли почти все из того, что было сделано в психологии развития, бессмысленно?

Многие исследователи оспорили бы столь пессимистический вердикт. Действительно, цель качественного исследования заключается в том, чтобы минимизировать вероятность искажения валидности, и в идеале план должен исключать эту вероятность. К сожалению, никогда нельзя быть уверенными в отсутствии альтернативной интерпретации результатов. Суть в том, насколько правдоподобны эти альтернативные интерпретации. Особенно когда речь идет о выборке детей и особенно когда изучаются базовые формы развития (физическое созревание, константность восприятия; феномены, описанные Пиаже, языковые правила. — список можно продолжить), использование традиционных лонгитюдного метода и метода поперечных срезов вполне оправданно. Предположим, что мы изучаем концепцию Пиаже о принципе сохранения числа — то есть понимания того, что число объектов неизменно, несмотря на изменение их наложения, приводящее к кажущемуся противоречию, мы обнаруживаем, что 6-летние дети осознают сохранение числа, а 4-летние — нет. Крайне маловероятно, что этот результат является следствием факта рождения одних детей в 1988 году, а других — в 1990 году (если это исследование методом поперечных срезов) или фактом тестирования одной группы в 1992 году, а другой — в 1994 году (если это лонгитюдное исследование). Гораздо более правдоподобно (а на современном уровне понимания фактически бесспорно) то, что эти результаты отражают истинные возрастные изменения. В таких случаях при использовании метода поперечных срезов или лонгитюдного метода мы получаем данные достаточно валидные и достаточно ценные. (С другими аргументами в защиту традиционных методов, в особенности лонгитюдного, можно ознакомиться у McCali, 1977.)