Последствия психологических травм

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПОНЯТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ

Некоторые трудные жизненные ситуации привлекают большое внимание специалистов, так как они вызывают психические травмы. Данное явление чрезвычайно важно для психологического анализа, так как травма порой может разрушить всю адаптационную систему личности (в том числе и бессознательные установки).

Понятие психической (психологической) травмы разрабатывается в психологии достаточно давно. По некоторым данным (Л. В. Трубицына, 2005, М.М. Решетников, 2007), первым обратил внимание на ее разработку еще в 1859 г. Пьер Брике (1796 1881). Он выдвинул идею, что истерические симптомы являются следствием травмирующего события, затем эту идею развивал Жан Мартен Шарко (1825 1893) в своей работе о психогенном происхождении истерии, и Пауль Мебиус (1853 — 1907), говоря о «болезнях, возникающих от представления». По другим (Л.А. Пергаменщик, 2005) — понятие заимствовано Д. Эрикш- тейном (Erichsen, 1882) из хирургии и означает «шок со взломом».

Следует отметить, что исследования психологической травмы изначально проводились в медицине в связи с Гражданской войной в Америке. «Синдром да-Коста» (кардиофобия) (от греч. syndrome — сочетание, kardia — сердце + phobos страх) (1871), или «солдатское сердце», «болезненно чувствительное сердце» означает болезненные (тахикардия, боль в области сердца, головокружения, сердечная тревога, ослабление зрения и т.п.) ощущения в области сердца, не связанные с физиологическими изменениями, а являющиеся следствием травматических переживаний. В конце XIX века был введен термин «травматический невроз». В этот же период рядом авторов были описаны такие явления, как «военный невроз», «рентное заболевание», «невроз желания» и т.п. После Первой мировой войны появляется новая волна исследований, связанная с соответствующими событиями, влекущими за собой травматические переживания. Немецкий невролог Б.С. Оппенгеймер (1918) рассмотрел похожие психоневротические и сердечные проявления у солдат и назвал их «нейроциркуляторная астения». Причины появления описанных реакций он видел в органических нарушениях головного мозга, вызванных как физическими, так и психологическими факторами (Л.А. Пергаменщик, 2004).

Т. Льюис (1919) описал группу солдат со сходным набором симптомов, назвав это явление «сердце солдата» или «синдром напряжения». Затем С. Майер определил отличия между неврологическим расстройством «контузии от разрыва снаряда и «снарядным шоком». При этом контузия от разрыва снаряда рассматривалась им как неврологическое состояние, вызванное физической травмой, а «снарядный шок» как психическое состояние, вызванное сильным стрессом (М.М. Решетников, 2006).

Как видим, трагический опыт Первой мировой войны со всей очевидностью поставил вопрос о травматическом неврозе, причем сразу с признанием функционального характера и сугубо психологического происхождения последнего (без какой- либо анатомической причины). Мы обращаем на это внимание потому, что изначально с момента возникновения данного понятия в психологии и психиатрии вслед за Э. Крепелиным, многие ученые придерживались позиции, что психические нарушения должны иметь этио-патогенетические факторы, т.е. вызываться вирусами, бактериями и т.гк, и соответственно лечиться. Далее последовал опыт Второй мировой войны, который также способствовал накоплению клинических данных, что привело к существенному расширению представлений о психических страданиях. Реакции на участие в боевых действиях у разных авторов (Р. Гринкер, Д. Шпигель, 1945) назывались по-разному: «военная усталость», «боевое истощение», «военный невроз», «посттравматический невроз» (М.М. Решетников, 2006).

А. Кардинер (1941) провел одно из первых систематизированных исследований явления «хронический военный невроз» и дал комплексное описание симптоматики: возбудимость и раздражительность; безудержный тип реагирования на внезапные раздражители; фиксация на обстоятельствах травматического события; уход от реальности; предрасположенность к неуправляемым агрессивным реакциям (Л.А. Пергаменщик, 2004).

Во время Второй мировой войны терминология немного модифицируется и то, что является последствием травмы, обозначается термином «боевое переутомление», «патологическое горе». 3. Линдеманн в 1944 г. дает систематическое описание проявлений горя в труде «Симптомология и умение справляться с острым горем». Он же вводит понятие «патологическое горе». Данный синдром, по мнению автора, может развиваться непосредственно после несчастья или спустя некоторое время, может быть преувеличенно выражен или, наоборот, мало заметен. 3. Линдеманн вводит первую классификацию расстройств, наблюдаемых у пострадавших от несчастного случая. Сюда вошли соматические расстройства, чувство тоски, раздражение, утрата стереотипов поведения, гнев, аутодеструктивное поведение, изменение отношений с ближайшим окружением и т.п. (М.М. Решетников, 2006).

В период Второй мировой войны шизоподобных и шизофренических случаев описывается уже гораздо больше, выдвигая в качестве объяснения постулат: «если реальность нетерпима, человек порывает с ней». «Вторичные выгоды» или сознательная и бессознательная ориентация обратить свое страдание на пользу входит в картину травматического невроза.

В психологии появляется и ряд научных данных, связанных с войной во Вьетнаме (1959 1975), повлекшей массовые самоубийства среди участников боевых действий, акты насилия и неблагополучия в семьях, негативные социальные контакты и т.п. В науке были установлены причины возникновения таких негативных явлений, разработаны методы диагностики и психотерапии, определены клинические симптомы.

Так, Б. Колодзин в обобщении своего практического опыта работы (1984 1987) с ветеранами вьетнамской войны выделяет следующие клинические симптомы ПТС:

— немотивированная бдительность;

«взрывная реакция»; притупленность эмоций; агрессивность;

нарушения памяти и внимания;

— депрессия;

общая тревожность;

— приступы ярости;

злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами;

непрошенные воспоминания;

— галлюцинаторные переживания; мысли о самоубийстве;

«вина выжившего» (Б. Колодзин. Как жить после психической травмы. М., 1992. С. 11 — 14).

Кроме этого, в истории психологии и психиатрии выделяется целый блок исследований психологической травмы и ее последствий в связи с экологическими катастрофами. После землетрясения в Мессине (1908) Н.Н. Баженов описал «аффекты ужаса». После землетрясения в Крыму (1927) ряд авторов описывают «острые нервные заболевания» с признаками шоковых и истерических психозов. В обобщающей монографии «Землетрясение в Крыму и нейропсихический травматизм» Л.Я. Брусиловский, Н.П. Бруханский, Т.Е. Сегалов (1928) приводят многочисленные примеры «нейропсихического травматизма» населения, где большинство в худшем случае сходит с ума, в лучшем испытывает постоянное напряжение, тоскливое боязливое ожидание. Не зря II. И. Пирогов обозначает войну медицинским термином «травматическая эпидемия», а С. Цвейг «массовое духовное помешательство». То же можно отнести и к экологическим катастрофам. Все они могут быть названы эпидемией нейропсихического травматизма.

В 1952 г. Американская психиатрическая ассоциация создает диагностический и статистический справочник («Библия психотерапии») для классификации необъяснимых психических расстройств в связи с возникновением многочисленных симптомов при переживании человеком экстремальных ситуаций. То, что сейчас известно как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) в нем еще тогда не отмечалось как травма.

В 60-е годы расстройства, связанные с психической травмой обозначались (в основном в отечественной науке) как «шоковые психогенные реакции», «реактивные состояния», «реактивные психозы». В дальнейшем исследования таких ученых, как Р.С. Леопольд, Н. Диллон, В. Г. Нидерлэнд, Р.И. Лнфтон, в связи с психической травмой обнаружили такие психические расстройства, как навязчивые и угнетающие воспоминания, приступы тревоги, определенные «синдромом выживших». Одновременно в научный обиход вводится понятие «синдром изнасилованных», как специфический психосоматический синдром, развивающийся в определенные сроки примерно у трети из числа подвергшихся изнасилованию.

Явление психологической травмы активно исследуется и в физиологии. Было бы несправедливо при изучении истории данного вопроса обойти этот достаточно трудоемкий и масштабный блок исследований стороной.

Так, в обычной, с позиции физиологов, нестрессовой ситуа- ции у любого человека в коре головного мозга происходит обработка внешних стимулов, т.е. идет постоянное «отслеживание» ситуации при ее полном осознании и контроле. В стрессовой ситуации и перед лицом смертельной опасности человеческий организм не имеет времени на обычную переработку информации через кору головного мозга, и тогда срабатывают более простые и примитивные, инстинктивные защитные механизмы поведения, контролируемые нижерасположенными подкорковыми отделами головного мозга, осуществляющими эндокринную регуляцию и управление эмоциональными реакциями и состояниями. Другими словами, в экстремальных и стрессовых ситуациях, с точки зрения физиологии, информация об окружающей среде извне, минуя кору головного мозга, передается через таламус прямо в подкорку головного мозга. Амигдола, маленькая миндалевидная структура в подкорке головного мозга, ответственная за реакции страха, автоматически запускает механизм самосохранения, с помощью которого организм человека переключается на режим самозащиты еще до того, как он сам успевает даже подумать о грозящей ему опасности. Этот механизм можно обозначить известным в психологии словосочетанием «fight or flight» («борись или улетай»). Это нормальная защитная реакция человеческого организма на опасность. Болезненное состояние может возникнуть лишь тогда, когда организм как бы «застревает» на такого рода реакции и воспринимает любую ситуацию как прессовую. В таком понимании травма есть система нейропсихологических процессов, которые влияют на нейробиологические механизмы и обратно и происходят в определенных ситуациях.

Психологические травмы еще недостаточно изучены, и в этой области многие вопросы остаются пока без ответа. Например, вопросы, представляющие интерес не только для физиологов, но и для психологов: почему механизм самосохранения запускается так быстро и легко? Почему спустя годы после травмы человек ведет и чувствует себя так, как будто вновь и вновь предстает перед лицом опасности, хотя жизни человека уже ничто не угрожает?

Дискуссии на тему психической травмы между психологами и психиатрами — с одной стороны, и физиологами и медиками с другой до сих пор продолжаются. Начавшись еще со времен В. Вундта и его ученика 3. Крепелина, вошедшего в историю мировой науки как одного из первых, кто заинтересовался проблемой психической травмы с точки зрения анатомических, ией- роэндокринологических и биохимических патогенетических факторов, несомненно, играют огромную роль при изучении данного вопроса.

Что такое шок и почему он возникает

Шок – это патологическая реакция, развивающаяся в ответ на действие на организм человека раздражителей, сила которых превышает его компенсаторные возможности.

Психологический шок –это также острое, угрожающее жизни состояние, при котором нарушаются работа всех функционирующих в организме систем.

Такое состояние возникает из-за слишком сильных эмоциональных переживаний, как правило негативных. Точно определить какие события могут вызвать такую реакцию, нельзя. Пределы компенсаторных возможностей также, как и чувствительность, у каждого человека разная. В детском возрасте шок может возникнуть из-за событий, которые не кажутся слишком страшными во взрослом возрасте, также многое зависит от типа нервной системы, психического здоровья человека, его эмоционального состояния.

Причины шока:

  • Опасная для жизни ситуация – катастрофы, пожары, стихийные бедствия и другие критические ситуации.
  • Физическое или эмоциональное насилие.
  • Жестокое обращение, побои.
  • Сильная физическая боль при травме, болезни и так далее.
  • Эмоциональное потрясение, вызванное значимыми для человека событиями.

Возникнут или нет симптомы шока у человека зависит не только от вида и силы воздействия, но и от конституционных особенностей его психики.

К предрасполагающим факторам относятся:

  • Личностные особенности –психоз чаще возникает у психопатических, истерических личностей, эмоционально неустойчивых, склонных к депрессиям и переживаниям.
  • Пережитое эмоциональное потрясение или психологическая травма – уже пережитое потрясение, даже если оно не вызвало каких-либо видимых последствий, может оставить глубокий след в сознании и подсознании человека. Например, воспоминания, о пожаре, пережитом в детстве, может стать причиной развития шока у взрослого человека, внезапно увидевшего большой огонь.
  • Черепно-мозговые травмы, инфекционные заболевания – повреждения нервной системы и головного мозга, вызванные заболеваниями или травмами, также могут спровоцировать развитие шока.
  • Интоксикации, алкоголизм, наркомания – употребление токсических веществ вызывает гибель и повреждение нервных клеток и также общее ослабление организма.
  • Гормональные заболевания – гормональный дисбаланс в организме приводит к нарушению регуляции головного мозга и также может стать предрасполагающим фактором.
  • Психические заболевания – депрессия, психозы, неврозы, эпилепсия, шизофрения и другие заболевания являются одним из важнейших факторов риска.
  • Общее ослабление организма – истощение, авитаминоз, хроническая усталость и недосып также часто провоцируют это состояние.

Симптомы шока

Психический шок может проявляться по-разному. Иногда даже специалисту тяжело сразу же поставить правильный диагноз или заподозрить развитие этого опасного для жизни состояния.

Выделяют 3 основные формы заболевания:

  • Двигательное возбуждение
  • Ступор
  • Эмоциональный паралич.

Также психоз делится на фазы или виды, в зависимости от длительности и течения заболевания:

  1. Острый психоз или шок – возникает при сильной психоэмоциональной травме, характеризуется максимальным проявлением всех симптомов шока.
  2. Подострый психоз – развивается чаще у человека, попавшего в тяжелую жизненную ситуацию, находящегося в состоянии постоянного нервного возбуждения (например, в судебной практике). Это может быть истерический психоз, психогенная депрессия, психогенный параноид и психогенный ступор.
  3. Затяжной шок – характер для лиц с имеющейся или диагностированной психической патологией. При этой форме заболевания отмечаются истерические депрессии, бредовые идеи, псевдодементные нарушения.

Двигательное возбуждение при шоке проявляется неадекватным поведением человека – он совершает большое количество различных действий. Это могут бессмысленные, хаотичные движения, суетливость, необходимость все время что-то делать. Причем движения и поступки носят бессмысленный характер, так во время пожара или аварии человек топчется на одном месте, размахивает руками, кричит, бегает вокруг источника, но не может ни убежать, ни предпринять каких-то действий по устранению проблемы. Привести «в чувство» человека в состоянии шока очень сложно, контакту он, как правило, не доступен, на вопросы не отвечает, не слушает и не воспринимает указаний.

При развитии ступора больной не может двинуться с места, он как будто «застывает», не способный управлять собственным телом. Контакту также не доступен, при попытках вывести из этого состояния может развиться истерика, двигательное возбуждение или агрессия.

Эмоциональный паралич характеризуется отсутствием видимой реакции на ситуацию или переживание. Человек как будто ни чувствует, ни ощущает ничего. При этом все реакции замедленны, сознание может частично отсутствовать. Такой тип реакции часто наблюдается у детей и подростков, которые пережили психологическую травму. Они как бы «отдаляются» от собственных переживаний, замыкаясь в себе и не проявляя эмоций.

Кроме изменений в психике и поведении, эмоциональный шок проявляется соматическими изменениями: замедлением или усилением сердцебиения, обильным потоотделением, рвотой, поносом, непроизвольным мочеиспусканием и так далее.

Заподозрить развитие шока у человека можно по следующим симптомам:

  • Неадекватное поведение
  • Не способность вступить в продуктивный контакт с окружающими
  • Длительное пребывание в одном состоянии
  • Соматические проявления.

Травмы и возможности  (слэш)

Если ваш друг находится в онлайне, вы можете написать ему сообщение прямо внутри игры, просто нажав на его ник в списке друзей и выбрав ‘Шёпот’.

BillTheTriangle: Поспеши в игру, Сосновое Деревце!

Сообщение от Сайфера пришло неожиданно. Дипперу даже понадобилось потянуться за телефоном на кровать, чтобы ответить своему другу. Обычно в это время они оба заняты и негласно договорились не писать друг другу. Просмотрев текст на экране телефона, он поморщился и только минут через десять написал ответ, решив для начала закончить с уроками.

PineTree: Что? Зачем? Я занят немного.

Он отложил телефон в сторону, но тот вновь оповестил о полученном сообщении. Биллу, похоже, было чрезвычайно скучно. Диппер тяжело вздохнул и вернул телефон в свои руки, насвистывая себе под нос приставшую со вчера песенку.

Теперь он пробовал печатать ответы левой рукой, пока переписывал решение уравнения в тетрадь второй. Это удавалось с лёгкостью, но буквы выходили корявыми и прыгали с линии на линию.

BillTheTriangle: Просто пока тебя нет, я вынужден выполнять свою работу. А она мне уже наскучила. Иди сюда, малой, развлеки меня.

Закатив глаза, подросток зачеркнул неправильно написанное слово и прошипел несколько нелестных слов насчёт своего друга. Он точно считал его своей игрушкой или марионеткой. Но Пайнс не собирался никого развлекать.

PineTree: Я тебе что, клоун? Почему ты не хочешь делать свою работу?

На этот раз ответ пришёл не скоро, и шатен успел закончить математику. Он уже начал волноваться за своего товарища, но тот как раз в этот момент отправил ему сообщение.

BillTheTriangle: Мне нравится моя работа.

А затем, через небольшой промежуток времени, второе. Пайнс иногда удивлялся его скорости набора слов на маленьком экране телефона или даже на клавиатуре. При нём Сайфер иногда печатал в скайпе, да так громко и быстро, что подростку приходилось приглушать звук в наушниках, или терпеть, сморщившись.

BillTheTriangle: Правда почему-то тебе не нравится то, что я лишаю людей их игровых аккаунтов за разные промахи.

Диппер закатил глаза.

PineTree: О мой бог.

И вновь Билл выйдет победителем. Хорошо, что уроки мальчишка уже закончил. Знал ведь, что его друг какими угодно способами заставит его войти в игру, когда начал противиться этому. Но Сайфер обладал особым даром убеждения.

BillTheTriangle: Чем дольше ты там сидишь, тем больше людей будет заблокировано.

Диппер усмехнулся и поднялся с кресла, направляясь в сторону большого шкафа, в котором хранил свою игровую приставку. Он успел быстро напечатать сообщение, прежде чем нажать кнопку «запуска игры».

PineTree: Ладно, я иду.

* * *

«Гравити Фолз» за всё то время, пока они играли вместе с Биллом, переродился несколько раз. Сейчас заснеженные поля и украшенные гирляндами города сменились реалистичной грязью и лужами от почти растаявшего снега.

И даже такую отвратительную пору года — конец зимы, разработчики смогли передать отлично. На всех деревьях были видны маленькие зелёные листочки, ещё не настолько выросшие, чтобы давать тень, но уже отчётливо выделяющиеся на фоне тёмно-синего неба. В огромных лесах всё ещё лежал снег, который не растаял от того, что доступ к свету заграждали высокие ветви сосен. В городах можно было встретить огромные лужи, где отражались перистые тучи, плавали маленькие бумажные кораблики.

Все украшения уже сняли с домов, заменив серебряными колокольчиками, звенящими от малейшего касания ветра. И теперь в городах было намного тише. Будто со всеми праздниками ушла и сама атмосфера шумных улиц и весёлых лиц. Вместо разговоров в городах слышался шепот ветра, гуляющего по улицам, и всё вокруг наполнилось загадочностью и волшебством.

Говорят, именно в это время развешенные на домах колокольчики призывают различных удивительных существ — так сказать, «пасхалок» от разработчиков. Их редко кто встречал, но именно в такой атмосфере они, казалось, и должны существовать.

— И что тебе нужно в этот раз? — спросил Диппер, найдя Сайфера возле большого деревянного столба, на котором со всех боков были прикреплены разные записочки. Они находились на площади какой-то деревеньки со странным названием. Она была обставлена лавочками с забавными росписями, а также нерастаявшими горбиками снега.

— Сегодня у нас… — начал тот с улыбкой, поворачиваясь к шатену, чтобы рассказать весь их превосходный план на сегодня. Конечно, кто же, как не Билл Сайфер, постоянно составляет великолепные планы на предстоящий день? Но его пышную речь перебил весёлый женский голос.

— О, Диппер! — Пайнс обернулся сразу же, отдалённо узнавая нотки сарказма и крутости. И он не ошибся, когда увидел красноволосую девушку с вызывающе-откровенным нарядом хищницы. Разве что шкура какого-то животного поверх её одежды спасала от холодного зимнего ветра. В её ровные длинные волосы были вплетены разноцветные перья, а лицо украшали странные символы. Но мальчишка всё равно узнал её.

— Вэнди? — боязливо спросил он, краснея от того, что его подруга детства вовсе не смущалась своего наряда.

— Мэйбл сказала мне, что ты тоже играешь, — объяснила та, — Вот я и искала тебя несколько дней. Правда, не смогла догнать, потому что плохо умею летать в этой игре, но недавно ты вступил в «Слепой Глаз», и я просто тебя вычислила.

— Ха-ха, то-очно, — нервно пробормотал подросток, почёсывая затылок. Его голос предательски сорвался посреди фразы, и он постеснялся говорить дальше, отводя глаза в сторону небольших торговых домиков с яркими навесами.

— А с кем это ты? — кажется, Вэнди даже не почувствовала неловкости в воздухе. Ей было абсолютно всё равно на то, как она выглядит, и больше интересовала сама встреча, чем смущение паренька. А вот Сайфер коварно усмехнулся, скрещивая руки на груди. Наверное, уже сделал для себя какие-то выводы, одному ему понятные.

— Это мой др…

— Я его парень, — просто пожал плечами Билл, даже не обращая внимание на злобный взгляд, которым одарил его Диппер после этой фразы.

— Что?! — крикнул мальчишка, мотая головой и растерянно оглядываясь по сторонам, в поисках чего-то, за что можно ухватиться взглядом. — Нет!

— Мы начали встречаться уже месяц назад, Сосенка, — Билл вскинул брови и протянул его кличку, будто смакуя на языке. А затем лукаво добавил: — Ты сам согласился.

— Ха-ха! — неожиданно для смущенного шатена, девчонка засмеялась и махнула рукой, присвистывая про себя. Однако, неплохой куш сорвал её друг детства. — Не бойся, Диппер, я не одна из тех отсталых фанатиков, которые пропагандируют исключительный гетеросексуальность. Сумасшедшие ребята. Я полностью за ваши отношения.

— Да не в этом дело, — буркнул недовольно Пайнс, чувствуя, как демон обвивает его талию своей рукой, будто пытаясь успокоить. Но это лишь ещё больше его взбесило. Однако, подросток смолчал, боясь, что Сайфер переведёт все его фразы в свою пользу.

— Просто он ещё стесняется, — проурчал он почти слащаво. Диппер прямо чувствовал ухмылку в его голосе, этот сарказм и иронию, но лишь прикусил губы, боясь сделать комментарий. — Знаешь же, он довольно робкий сорванец.

— Да-да, знаю! — Вэнди подмигнула им и добавила Сайфера и Диппера в свой список друзей. Они оба одновременно приняли приглашение. Диппер, потому что не знал, что ещё можно сделать, а Билл по своим особым причинам. — В любом случае, мы теперь в одной гильдии. Можешь найти меня по списку в любое время. А меня зовут друзья. Увидимся!

— Да-а, пока, В-вэнди!

Сразу, как только девчонка скрылась из виду, очевидно, спеша на встречу с друзьями, Пайнс вырвался из хватки демона и сильно толкнул его в бок, да так, что тот с трудом удержался на ногах от смеха после всей этой ситуации.

— Что значит «встречаемся»?! — возмущённо и ядовито зашипел темноволосый, сжимая руки в кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Он никогда не был так зол на своего друга, даже после их первого полёта он был больше испуган, чем раздражён. — Это же просто игра, и… теперь она думает, что я псих.

Пайнс застонал, прикрывая лицо руками и стараясь не смотреть на веселящегося Сайфера.

— Ты отрицаешь наши отношения? Я ранен! — Билл притворно схватился за сердце и постарался скорчить болезненное выражение лица, но не выдержал и рассмеялся. Затем добавил, но уже более серьёзно: — Если уж ввязался в игру, играй по правилам.

— И что для тебя правила?

Сайфер лишь улыбнулся в ответ и сделал шаг вперёд, к мальчишке. Диппер отступил на шаг, но его друг предусмотрительно быстро опередил его, хватая за руку и не давая уйти. А затем шатен встретился с весёлой улыбкой и хищным взглядом, заставил себя сглотнуть комок, вставший поперёк горла.

— Вот что.

Демон наклонился, чтобы достать до губ мальчишки из-за разницы в росте, но это ничуть не смущало его, в отличие от подростка. Последний испуганно зажмурился, но в этот раз даже не пытался отстраниться, принимая то, что случилось. Тёплое дыхание на мягкой коже жгло почти до безумия в контрасте с прохладным зимним воздухом. Они замерли в паре миллиметров друг от друга, но и этого хватило, чтобы вся злость мальчишки сменилась мурашками по коже и дрожью в теле.