Расстановки по берту хеллингеру

Семейные расстановки Берта Хеллингера: разоблачение лженаучного метода

Поверхностная «психотерапия» для скучающих или заработок для «гуру»? Что вы подумаете о психотерапевте, который скажет вам, что вы не можете найти взаимопонимание со своим ребенком потому, что ваша бабушка делала аборты? А лишний вес у вас потому, что прабабушка умерла в блокаду? А экзамен на право вождения автотранспорта в ГИБДД вы никак не можете сдать по простой причине: ваша троюродная тетя, которую вы знали только по имени и никогда не видели, погибла в автокатастрофе… «Он специалист, он лучше знает»? Добро пожаловать на семейные расстановки по Берту Хеллингеру!

«Я смотрю на тебя как на такого же человека, как я: у которого точно так же есть отец, мать и своя особая судьба.

Делает ли это тебя больше? Или меньше? Лучше или хуже? Если ты больше, то я тоже. Если – меньше, то я тоже. Если ты лучше или хуже, то и я тоже. Потому что я – такой же человек, как ты. Если я уважаю тебя, я уважаю и себя. Если я питаю к тебе отвращение, то себе я тоже отвратителен». Берт Хеллингер. К Гитлеру.

Чем опасен блеф в психологии и психотерапии

Покерный термин «блеф» – хорошая мина при плохой игре – вызывает негативные чувства, когда оказывается применимым к науке. Можно верить или не верить религиозным деятелям, мистикам, эзотерикам – но авторитет науки в глазах людей слишком высок. И когда в Интернете (впрочем, и задолго до эпохи Интернета) появляется очередная «научная сенсация» вроде находки скелетов гигантов в Индии весной 2007 года – люди закономерно ощущают разочарование, узнав, что Национальное географическое общество никаких гигантов знать не знает, а фотошоп может многое… Обидно, конечно, что нет археологического открытия, нет научного чуда. Но ведь авторитет настоящих археологов не пострадал. Да и никто не пострадал – вздохнули, посмеялись…

Но когда речь идет не о мертвых гигантах, а о живых людях – то есть, мыльным пузырем оказывается то, что непосредственно их касается и оказывает на них воздействие… Это уже не шутка (гигантов-то с натяжкой можно было принять за шутку) – это почти преступление.

Психолог и психотерапевт, использующие непроверенные, ненаучные методы работы, просто опасны. Хотя бы потому, что не могут предсказать последствий своей работы для каждой конкретной личности.

Но еще интереснее становится, когда неким методом гордо размахивают люди, имеющие очень косвенное отношение к психологии и ни малейшего – к психотерапии.

Теория

Первая и вполне серьезная статья на русском языке о методе семейных расстановок по Берту Хеллингеру, опубликованная в профессиональном психологическом издании «Психотерапия» – это работа Елены Веселаго, где дается достаточно полный обзор теории метода. Правда, со множеством оговорок – мол, сам Берт Хеллингер не называет себя теоретиком, преподавателем и учителем. Он не писал монографий и статей. Все его сборники – чужие записи с его «выступлений».

«Таким образом, стройной концепции расстановок «от первоисточника» просто нет. Этим «ненаучным» подходом Берт также «заразил» многих из своих первых учеников, ныне ведущих расстановщиков мира. Большинство из них не стремится принадлежать к научному сообществу и выбирает «практиковать, а не описывать», избегая иногда даже обычной разъяснительной работы для своих клиентов» .

Возможно потому, что в научном сообществе этим любителям «творчества, приключения, медитации» делать нечего? И разъяснить клиентам они, действующие «наобум Лазаря», просто ничего и не могут?

Еще чудесный пассаж из той же статьи: «Способность делать хорошие расстановки является «следствием» такого трудноопределимого фактора, как личная зрелость.

При этом, что такое «хорошая расстановка», тоже не определено, однозначные критерии качества не сформулированы. На расстановку часто смотрят как на искусство – хорошая работа красива. И подводить под эту красоту теоретическую базу многим совсем не хочется» .

Но как клиенту-то узнать, «дозрел» ли как личность человек, которому он вверяет свою психику, или еще не очень?! А «личностно незрелый» расстановщик, получается, сделает расстановку плохо? То есть легко может не помочь, а навредить?

И самый главный вопрос: красиво, медитация, приключение… Все это чудесно, но… при чем здесь психотерапия? И не жалко ли клиентам самих себя, когда они доверяют свое самое сокровенное этим творческим медитаторам, которые хотят красиво двигать фигуры и создавать иллюзию «примирения» человека с любыми трудностями и даже мерзостями его существования?

Ведь человек, по Хеллингеру – часть своей семейной системы, «никто не исключен, все принадлежат», если ты отрицаешь и пытаешься выбросить из жизни какую-то часть системы (ну, например, родного дядю со слабыми наклонностями педофила) – опасайся, что кто-то из твоих детей бессознательно будет проживать мотивы его жизни!

Звучит как бред? Вы просто не ощущаете себя частью семейной системы, что уж говорить об общечеловеческой! Вот Хеллингер ощущает (см. эпиграф) – даже Гитлера готов принять, понять и… уподобиться. Разве нет? Процитируем повторно: «Если я уважаю тебя, я уважаю и себя». Это возможно понять иначе?

Упомянув о том, что теоретик из Хеллингера никакой, Веселаго осторожно оговаривается: «Скорее, он духовный учитель…» .

Ну разумеется. Разумно не брезгующий материальным – духовность нынче хорошо оплачивается. Странно, почему прежние духовные учителя были такими простофилями – и Будда не брал с учеников платы за Просветление, и Иисус изгонял из человека бесов почему-то тоже даром…

Под статьей Веселаго, как и положено, приведен список литературы. Раз уж сам гуру не заботится об описании своей методики – почему бы это не сделать ученикам? Иисус тоже, как помнится, не написал ни одного Евангелия…

Итак, Свагито Либермайстер, «Корни любви». Фамилия — «родная», немецкая, имя получено от другого гуру – а именно, Ошо.

Книга повергает в глубокое недоумение с первых страниц. Сразу вспоминаются «лихие 90-е», когда полки книжных магазинов и уличные лотки были буквально завалены разнообразной эзотерической маку… извините, литературой, которую читаешь с невольной улыбкой: интересно, удастся автору обвести читателя вокруг пальца или нет?..

Судите сами, что написано в этой книге и проповедуется как эффективный метод решения личных и семейных проблем с помощью расстановок. В правом столбце – вопросы, которые вызывает это творение.

«Корни любви»

Комментарии и вопросы автора

«…клиент приносит с собой некое энергетическое поле своей семьи, и произвольно выбранные люди получают доступ к чувствам и переживаниям тех, кого они замещают.»

То самое поле, которое адепты Хеллингера называют «знающим», «информационным» и даже «морфогенетическим» (наукообразно, да). Какими приборами зафиксировано это «некое» поле и в каких единицах измеряется?

Каким образом посторонние люди получают доступ к чувствам людей из семьи клиента? Ведь если клиент обратился за помощью по поводу проблем в семье – он и сам не имеет доступа к чувствам своих родных!

А когда место отсутствующего человека заменяют предметом (на расстановках это практикуется) – стул или подушка тоже получают доступ в поле?

«Во время сессии заместители могут перемещаться и произносить короткие фразы, которые им предлагает ведущий. Обычно это простые предложения, не больше одной строки, вскрывающие глубокую правду об отношениях между членами исследуемой семьи.»

Откуда ведущему (расстановщику) известна эта глубокая правда?

Не иначе, «знающее поле» подсказало…

«Любой человек, воспользовавшийся возможностью собрать членов своей семьи в расстановке по Хеллингеру, обнаружит, что полученная картина в точности представляет отношения между членами его семьи, а также увидит в ней некий скрытый смысл.»

Отношения между членами его семьи по мнению расстановщика? Ну разумеется, человека, который сам не может разобраться, что за отношения у него в семье, довольно легко убедить, что они именно таковы. Интересно мнение других членов семьи, но кто их спрашивает?

Смысл, скрытый от кого?

«Во время расстановки вы можете работать со всем, что вызывает у вас эмоциональный дискомфорт или затруднения в практическом плане, поскольку корни почти всех психологических проблем кроются в неразрешенных семейных конфликтах.»

Почти всех? Неужели?

Человек с конфликтом в профессиональной сфере, возникшим из-за его некомпетентности и небрежного отношения к работе, должен искать корни этого конфликта в своей семье?

Да можно, конечно, найти, если сильно захотеть. Может, жена мешала профессионально совершенствоваться, требовала помочь с детьми и мыть посуду. Или покойный дедушка из-за запоев не выходил на посевную в колхозе…

Не нужно удивляться покойному дедушке, нужно читать дальше…

«Простого понимания того, что мои личные трудности являются отражением некой большей дисгармонии, которую испытывают все, с кем я рос и кто жил до меня, оказывается достаточно для того, чтобы расслабиться.»

А вот и он, с приветом с того света!

Те, кто жил до клиента, до сих пор испытывают дисгармонию! Глагол «испытывают» употреблен в настоящем времени, иначе это понять невозможно. Любопытно, что испытывают родственники людей, не верящих в загробное существование?

«Клиенту не следует обсуждать полученный опыт или что-то с ним делать — в нужное время изменения начнут происходить как бы сами собой. Возможно, вскоре после того, как в сознании клиента произойдут некие подвижки, он вновь захочет сделать расстановку. И новая сессия будет проводиться совершенно независимо от предыдущей.»

А если не начнут?

А если они будут негативными?

Но следующая фраза объясняет все: конечно, понадобится новая расстановка! А потом еще одна… и еще… Всем хорошо: клиент убежден, что вовсю решает свои проблемы – непонятно только, почему требуется обращаться за расстановками снова и снова – проблемы не решаются, а усугубляются? Или их число растет?

И ведущему хорошо: каждая расстановка – это немалые деньги…

Очень интересно про эти новые расстановки пишет Елена Веселаго: «Например, ко мне обращался за советом мужчина, жена которого «подсела» на расстановочную работу и почти еженедельно запрашивала расстановки про свои отношения с ним, несмотря на то, что муж категорически был против таких работ» . Эта цитата из той части ее статьи, которая называется «Вопросы корректности доступа и вмешательства в систему» – то есть внимание расстановщика сосредоточено на муже клиентки, которому не нравится происходящее.

На «подсевшую» – ноль внимания. То есть это, по всей видимости, воспринимается как абсолютно нормальное явление. Ну увлеклась, ну является каждую неделю – и платит, конечно же. Зачем разбираться, почему она это делает – расстановщику просто-напросто невыгодно отпугивать такую перспективную клиентку! Наверное, не стоит и говорить о профессиональной этике настоящих психотерапевтов, которые, видя, что не могут решить проблему клиента и ходят по кругу, «передают» его коллегам – с согласия клиента, конечно же…

Интересно другое: почему клиенты (точнее, по большей части клиентки) «подсаживаются» на расстановки? Потому ли, что действительно хотят решить свои проблемы? И те ли проблемы они решают, если расстановкам конца нет?

Может быть, «проблемы с мужем» тут ни при чем, а все намного проще? Расстановки – интересный, эмоционально насыщенный способ проведения досуга, к тому же, на них женщина ощущает себя в центре внимания… Может быть, ее настоящая проблема – это скучные будни, нереализованность и отсутствие живого общения? Человеку, действительно ярко живущему, и некогда, и неинтересно водить туда-сюда по комнате посторонних людей, воображая, что они замещают его близких…

Практика: театр одного режиссера

Желающие могут увидеть расстановщиков в действии.

Очень любительский фильм «Расстановки Елены Брежневой». Запрос молодой девушки: хочет встретить «своего» мужчину, но, видимо, пока не получается. Расстановщик предлагает выбрать заместителей – для клиентки и желаемого мужчины. Просит клиентку поставить их, как хочется. Девушка недолго думая соединяет их в объятии…

А дальше начинается странное. Расстановщик интересуется у заместительницы, долго ли она может так простоять (сомкнув руки на шее «возлюбленного»). А если день? Два, три?

В расстановку вводится заместитель ребенка этой пары. Надо же, ему только и остается стоять в сторонке, поскольку в такой позе его «мать» и «отец» могут быть заняты только друг другом! Из всего этого расстановщиком делается вывод, что у клиентки слишком романтические представления о жизни с будущим партнером, и ребенку тут места нет… Клиентку от души жаль: она только кивает, соглашаясь с «гуру» и совершенно не вдумываясь в услышанную «кухонную психологию».

Решительно непонятно, почему у молодой девушки не должно быть романтических чувств к мужчине своей мечты. Для влюбленности, начального периода отношений романтика более чем естественна – даже и не у столь молодых людей. Клиентка должна была усадить заместителей друг напротив друга и вообразить, что они по пунктам обговаривают брачный контракт, что ли? А там и «ребенок» рядышком подсел бы… Что странного и неправильного в том, что, соединив пару в объятиях, девушка передала свой образ нежности и близости?

Зачем были вопросы, сколько времени заместительница может простоять, обнимая мужчину? Расстановщик действительно полагает, что люди способны заниматься сексом круглосуточно, не делая ничего иного? И клиентка мечтает именно об этом? Откуда такое мнение?

Далее в расстановку вводятся заместители родителей клиентки. И это еще более странно – с точки зрения не-адепта Хеллингера. Девушка явно совершеннолетняя, партнера тоже вряд ли выберет школьного возраста… При чем здесь родители? Расстановщик, как и заповедано Хеллингером, решил пройтись по «семейной системе» – а ну как отношения с родителями мешают девушке построить свое счастье…

Насколько все это дилетантски-поверхностно выглядит, и говорить нечего. Но расстановщик, как рыба в воде – расставляет «фигуры» так и этак, ставит девушку (клиентка уже в расстановке) напротив «отца» и страстно подсказывает, что она должна сказать ему: «Со мной все хорошо, папа!». Начинает попахивать мылом. Бразильским. Телевизионным. «Мама» признается, что у нее мурашки побежали… Еще бы: режиссер помогает марионеткам играть то, что ему надо, чтобы они сыграли. Выкладывается на полную!

А титры-то в фильме интересные. Один из них – о том, что расстановки помогают решать любую проблему… частично.

И какие претензии могут быть потом? Человек сам себя убедит, что частично ему стало лучше. Что-то понял про себя. Но не очень понял, что именно. Опять же, мурашки побегали. Проблема как была, так и останется нерешенной, но частично что-то произошло!

В завершение – кое-что о расстановщике. После окончания дефектологического факультета МГПИ работала дефектологом и логопедом (зачем уточнение? МГПИ выпускает и психологов, но здесь не тот случай). Но еще на 3 курсе увлеклась практической психологией. Побывала и у Егидеса, и в Синтоне, и у Фиолетовых (из краткой автобиографии: «В 1998 году попала в Центр Всемирных взаимоотношений. Это было как взрыв: пошло осознание себя, своего пути. Через год начала работать инструктором в Социуме, потом — в Гармонии. Впитывала поток информации, почти полностью сменился круг друзей, пришли новые книги, идеи… Соприкоснулась с духовностью. Вторая ступень рейки») . Как же «практическому психологу» без рейки – совершенно никуда, особенно после соприкосновения с духовностью. Интегративная семейная терапия, танатотерапия… Ну и Хеллингер как-то органично вписался в этот набор. Такое чувство, что и сама госпожа Брежнева когда-то хорошо «подсела» на «тренинги и самосовершенствование» – это что-то вроде любимого хобби, без которого жизни нет. Удивительно ли, что «подсаживаются» другие? Это же вечная тусовка, где тебе всегда уделят внимание!

Создала вместе с мужем (встреченным в Синтоне) тренинговый центр «Солнечный круг». Приглашает на тренинги. Расстановки по Хеллингеру – 5000 рублей с человека. И за тусовку цена великовата – а уж за работу с человеком, который не является ни психологом, ни уж тем более психотерапевтом… Не денег жалко – людей. С другой стороны, может, они, не желающие даже вникнуть в то, чем занимаются, и заслуживают именно такого специалиста – коррекционного педагога?

Литература:
  • 1. Елена Веселаго. Системные расстановки по Берту Хеллингеру: история, философия, технология. Журнал «Психотерапия» № 7, 2010, № 1, 2011. // https://constellations.ru/paper.html
  • 2. Свагито Р. Либермайстер. Корни любви. Пер. с англ. Санкт-Петербург: ВЕСЬ, 2008. // https://www.litmir.me/bd/?b=161155
  • 3. Портал Самопознание.ру, страница Тренинги и специалисты, Елена Брежнева. // https://samopoznanie.ru/trainers/elena_brezhneva

Румянцева Елена

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Расстановки по Хеллингеру — в чём опасность?


Около десяти лет назад я впервые увидела рекламу расстановок по Хеллингеру в российском информационном пространстве. Так как на тот момент я была в курсе содержательной части этого нового для нашей страны явления, я решила, что достаточно быстро эта практика естественным путём отойдёт в мир «оккультных услуг». Через год, обнаружив расстановки в прайсе нескольких достаточно крупных психологических центров, которые никак не ассоциируют себя с магией, я решила сходить туда и посмотреть, что же именно там делают и как профессиональные психологи себе объясняют правомерность применения этой практики.
Возможность появилась сама и очень быстро: на глаза мне попалось объявление о поиске так называемых «заместителей» — важных участников самого распространённого вида расстановки. Мы с мужем записались в «заместители», естественно, не сообщая ни о своей мотивации, ни о профессиональной принадлежности (справедливости ради: нас об этом никто и не спрашивал). Сразу оговорюсь: форматы проведения расстановок могут отличаться, но содержательно опираются на одну и ту же идею. И называться они могут по-разному: системные семейные расстановки, просто системные расстановки и ещё множество вариаций на тему. Приведённый ниже кейс служит для иллюстрации «работы» метода, а также материалом для критического разбора, который следует ниже.
Итак, расстановка проводилась для молодого мужчины. Он под руководством психолога, ведущего расстановку, назначил каждому из заместителей роль кого-то из членов его семьи (пока только живых) и расставил нас по комнате. Несколько расстановщиков остались без ролей. А дальше началась фантасмагория: «опытные заместители» (из числа сотрудников центра) начали сообщать о «тяжести в сердце», «щекотке в пятке» и прочих загадочных ощущениях от стояния рядом с кем-то или, напротив, из-за удалённости кого-то. И только мы стояли на своих местах и не испытывали ничего, кроме любопытства.
Потом каким-то непостижимым для меня путём один из «заместителей» (испытывавший острое желание излить любовь и сожаление клиенту) «оказался» абортированным ребёнком клиента, ещё несколько человек «оказались» давно почившими родственниками… начался спиритический сеанс. Потом произошло нечто, похожее на психодраму с мистическим уклоном. И завершилось всё это жёстким указанием расстановщика из разряда «встань и иди!».
Естественно, я задержалась, сообщила расстановщику свою профессиональную принадлежность и поинтересовалась тем, что это было, где он учился и как ему не стыдно. В ответ получила поток сознания «есть многое на свете, друг Горацио…» на тему существования ещё неизвестных науке явлений и неких полей, к которым надо подключаться для получения знаний.
Тогда я решила, что при таком уровне бредовости эта услуга сослужит хорошую службу клиентам: поможет им отличать действительно профессиональных психологов от шарлатанов, не имеющих никакого отношения к научному знанию.
Мне казалось очевидным, что разумный человек, прежде чем отдавать свои деньги за какую-либо услугу, погуглит о ней. При поиске информации про расстановки по Хеллингеру практически сразу находится, пожалуй, наиболее систематизированное в русскоязычном сегменте краткое описание методики: Веселаго Е.В. Системные расстановки по Берту Хеллингеру: история, философия, технология. // Психотерапия. № 7, 2010. № 1, 2011. : .
Прочтения этой статьи, на мой взгляд, достаточно, чтобы понять, что к психологии как науке данная методика не имеет никакого отношения ни в какой «реинкарнации». А нижеприведённый абзац (там же, с. 14) даёт понять, что и к понятию нормы в любом смысле расстановки имеют такое же отношение, как и к науке: «Хеллингер говорит, что его работа ― это не психотерапия, это практическая философия. Мне хочется добавить: “А также практическое богословие”. И в этой практике мы иной раз достигаем пределов: пугающих, неприемлемых, неправильных, “аморальных” движений (событий, историй). Ведь если нет ни плохого, ни хорошего и всё движется так, как оно движется, то как же быть, например, с ситуациями инцеста? Насилия, убийства, абортов? Фашизма, геноцида? Много раз свидетели расстановочной работы Хеллингера сталкивались с неприемлемым: например, в расстановке дочь, состоящая в сексуальной связи с отцом, говорит матери: “Мама, я рада делать это для тебя”. Через эту фразу, произнесённую в расстановке, приходит дух “зрячей” любви и примирения, связь открывает свой смысл и перестаёт быть нужной. Но при этом поднимается волна возмущения от защитников жертв насилия и жестокого обращения, от женщин, от мужчин, от социальных работников и многих других, в чьём понимании верной является идея защиты жертвы от насильника и соответствующего наказания для него».
Но, судя по распространённости расстановок, практически полному отсутствию критики в русскоязычном сегменте Сети и научных источниках, проникновению методик уже в систему государственного образования и науки, этот вопрос остро нуждается в обсуждении.
Итак, метод системных семейных расстановок Берта Хеллингера получил широкое распространение во второй половине прошлого века как помогающая психологическая практика. Считается, что базовые принципы метода соответствуют системному и феноменологическому подходу, однако их трактовка осуществляется автором крайне неортодоксально. Исходя из системных предпосылок, Хеллингер предлагает рассматривать в терапии весь комплекс семейных отношений в их взаимосвязи и иерархии, включая межпоколенные (в том числе между живущими и уже умершими родственниками). Феноменологичность же метода подразумевает приоритет непосредственного субъективного опыта и ощущений участников расстановок.
По мнению сторонников метода, отношения, переживания и ощущения членов семейной системы находятся в некоем «поле», и, будучи помещёнными в соответствующие роли, совершенно посторонние люди как бы включаются в это поле и начинают воспроизводить характерные ощущения его членов, даже не обладая никакой предварительной информацией о них. Взаимодействуя с этими «заместителями», участник получает возможность отработать свои личностные проблемы и вопросы отношений с родственниками, коллегами по работе и даже абстрактными понятиями.
На мой взгляд, уже перечисленного должно было бы хватить для того, чтобы понять ненаучность и бесполезность «метода» расстановок, однако на тот случай, если у читателя ещё остались сомнения, остановимся чуть более подробно на наиболее одиозных положениях (постараюсь обойтись без узкоспециальных терминов).
Во-первых, в основе «механики» расстановок лежит так называемый феномен замещающего восприятия, когда заместитель начинает не просто представлять, а чувствовать и переживать то, что чувствует и переживает его реальный живущий или давно умерший прототип, черпая информацию напрямую из «информационного поля». Механизм этого замещающего восприятия и способа передачи информации между её носителем и его заместителем, впрочем, никак не формализуется и не объясняется — зато проверить и опровергнуть нельзя.
Во-вторых, здравая в принципе идея о том, что индивид не живёт в вакууме и на него влияют члены семьи (кстати, не только они, но и масса других социальных субъектов и агентов социализации), доводится здесь до абсурда и человек оказывается не просто связан, а тесно переплетён (и речь не о генетике!) в своей судьбе с судьбами предков — даже тех, о которых он не знает и никогда не мог узнать в принципе. В итоге утверждается, что он может проживать не свою судьбу и выполнять не свои задачи, поскольку сколько-то поколений назад образовалась психологическая проблема, которую так до сих пор и не решили. Ни современная психология, ни нейрофизиология не обладают научными объяснениями такого феномена, и способов проверить, действительно ли клиент мучается за грехи прабабушки, тоже нет.
Если убрать философскую и мистическую составляющую, то сама по себе техника расстановок, по сути, является попыткой проекции сознательных и бессознательных представлений клиента о структуре и характере межличностных отношений внутри семьи — и это могло бы иметь ограниченное практическое применение, но подобные методики уже существуют (например, психодрама), так что новизны, очевидно, удаётся достичь только путём мистификации и оперирования квазинаучными понятиями вроде «психической энергии», «информационного поля», «замещающего восприятия» и прочих. Но, может быть, ничего страшного в этом нет и пусть клиенты «расстановщиков» платят своеобразный «налог на невежество»?..
Отнюдь. Метод не является «этически нейтральным» и содержит несколько весьма опасных для клиента элементов.
Во-первых, самое простое возражение — в том, что использование «кривого» метода уводит вас с правильного пути и убеждённость в том, что корень проблем надо искать «вниз по генеалогическому древу», прислушиваясь к ощущениям, вызванным у вас чужими людьми, на которых возложены роли всевозможных родственников, помешает вам увидеть реальную проблему. Это в лучшем случае. В худшем — вы укрепитесь в своих заблуждениях и искажённом восприятии.
Во-вторых, неформализуемый метод с неверифицируемыми результатами оставляет чересчур широкий простор для работы «расстановщика» — и предъявляет крайне высокие требования к его профессионализму, этичности и способности к критической рефлексии. Что-то подсказывает мне, что у людей, практикующих (зачастую на коммерческой основе) ненаучный метод с мутными полуэзотерическими предпосылками, могут быть серьёзные проблемы с этими качествами. Более того, людям в пограничных состояниях опыт расстановок (в любой роли) может быть опасен провокацией развития полноценной психиатрии.
В-третьих, в своей основе идеи Хеллингера о «порядках любви» воспроизводят патриархальные модели гендерных и межпоколенческих отношений, фактически предписывая клиентам определённые (и довольно жёсткие) принципы восприятия и поведения. Нашумевшая интерпретация Хеллингером инцеста как вины матери в том, что она не удовлетворяла в достаточной степени сексуальных интересов своего мужа, в результате чего ему пришлось заняться сексом с дочерью, не только создаёт почву для культивирования чувства вины у матери (которая, возможно, по вполне логичным причинам отдалилась от мужа), но и принуждает жертву инцеста «принять с уважением» акт насилия над собой. Не говоря уже о том, что для самого насильника подобная интерпретация не даёт никакого шанса осознать свою ответственность за совершённое и отработать причины, которые привели к этому акту.
Я допускаю, что те психологи и педагоги, которые ссылаются на идеи Хеллингера и внедряют их в свою практику и учебные планы, не принимают всех положений «системно-семейной» терапии, но тогда это свидетельствует либо об их невежестве, либо о научной некомпетентности. Всё, что в расстановках «работает», не является специфическими особенностями расстановок, а вполне исчерпывается другими, вполне научными методиками. А то, что в них есть уникального, не является ни психологией конкретно, ни наукой вообще, и поэтому не работает и работать не может.
Тем не менее встречаются и те, кто «проходил» и кому «помогло». Почему же в их случае «сработало»?

  1. Существуют такие понятия, как эффект Барнума и гало-эффект. Именно они дают ощущение правдивости всего происходящего на расстановках. Здесь термины и ссылки даю осознанно, для ознакомления: понимание этих эффектов способно уберечь читателя от множества неприятностей.
  2. В классической психологической консультации одним из важных элементов является определение контекста проблемы. Естественно, в первую очередь рассматривается именно семья: именно она во многом определила (генетически, через воспитание, опыт и прочее) структуру той личности, которая обратилась за помощью. Зачастую семья является неотъемлемой частью заявленной проблемы. Поэтому сам факт определения семейной структуры и актуализация для клиента анализа внутрисемейных отношений способны оказать значительную помощь в видении проблемы и поиске её решения.
  3. Когда человек переживает неприятности, мечется в поиске решения проблемы, все эти процессы происходят внутри и сопровождаются, как правило, если не острой душевной болью, то достаточно сильным беспокойством и переживаниями. Вынос проблемы вовне позволяет психике клиента словно несколько дистанцироваться от ситуации, посмотреть на неё менее включённо и, как следствие, более объективно.
  4. В методике используются элементы множества действительно работающих практик, таких как транзактный анализ, арт-терапия и прочие. Кроме того, использование элементов драма-терапии помогает выразить эмоции.
  5. Многих завораживает тот факт, что «заместители» начинают себя вести очень похоже на тех родственников, роли которых им назначены. Здесь могут играть роль способность людей передавать и считывать невербальную информацию и устойчивые архетипические паттерны (например, очевидно, что «заместитель» в роли «абортированного ребёнка» будет «плакать и тянуть к родителям ручки», в роли пережившей войну бабушки будет бояться голода и прочее).
  6. А ещё помните в «Обыкновенном чуде» слова Короля:

«— Видите, что делаю? О! И самое обидное, не я в этом виноват. Правда?
— Правда.
— Ну иди, всё, свободен. Не виноват! Предки виноваты! Прадеды-прабабки, внучатые дяди-тёти разные, праотцы, ну и праматери, угу. В жизни вели себя как свиньи последние, а сейчас я расхлёбывай их прошлое. Ну паразиты, вот, одно слово, извините за тонкость такую грубость выражения, резкость, сейчас сказать, паразиты, вот и всё. А сам я по натуре добряк, умница, люблю стихи, прозу, музыку, живопись, рыбную ловлю люблю. Кошек, да, я кошек люблю. Но иногда такое выкинешь, что просто на душе становится…» и «Зачем я его слушал! Разбудил во мне тётю, которую каждый мог убедить в чём угодно. Бедняжка 18 раз была замужем, не считая лёгких увлечений».

Многим людям намного легче жить, считая, что они ни в чём не виноваты. Виновато «поле семьи» которое заставило, например, повторять судьбу изгнанного родственника. А чувство вины — одна из очень частых проблем, с которыми обращаются за помощью.
Так как в расстановках используются элементы из пунктов 2–4, существуют счастливчики, которым расстановки помогли и, возможно, даже сильно не навредили. Хотя вред в виде мифологизации сознания им однозначно причинён! Такой же вред причиняется и «заместителям». Говорить же о подтверждённой эффективности данного метода вообще не стоит, ибо нет ни одного исследования в этой области.
За ряд противоречивых высказываний и методов Хеллингера было исключили из Немецкой ассоциации системных расстановок его же бывшие последователи, но при этом продолжили заниматься расстановками, убрав имя Берта Хеллингера и спорные с точки зрения морали установки. Справедливости ради надо отметить, что нашлись и те специалисты, которые хоть и признают потенциал в этом эклектичном методе, но считают его небезопасным для пациентов.
К сожалению, в настоящее время расстановки получают всё более широкое распространение как услуга. Но самое ужасное — начинают занимать неприлично большое пространство в среде профессионалов, включаются в образовательные программы и практики, включаются в публикации, индексируемые РИНЦ.
Недавно я обнаружила расстановки в учебных программах некоторых государственных вузов, курсы по расстановкам, ведущиеся в АНО на базе государственных (sic!) психиатрических учреждений и позволяющие получить свидетельство государственного образца!
В своих попытках легитимации метода расстановок сторонники подхода не брезгуют и фальсификациями: так, статья о системной семейной психотерапии в русскоязычной «Википедии» написана явно адептами этой методики. Смелое утверждение о том, что «около 80 рандомизированных и контролируемых исследований смогли подтвердить, что системная и семейная терапия представляет собой эффективный и экономичный метод психотерапии, обладающий очень хорошим долгосрочным эффектом» ссылается на некоего Бернарда Шорна и его «труд» под названием «Научное исследование доказывает эффективность и долгосрочные успехи». Поиск в русскоязычном и англоязычном сегментах интернета не помог мне раскрыть таинственную личность этого человека. Ну и соответствующего труда я, естественно, тоже не нашла.
Ну и напоследок сообщаю вам, что всё большее распространение получают нынче расстановки для бизнес-систем, расстановки на курс валют и прочие экономические вопросы. Что лично у меня вызывает смешанные чувства: смешно, конечно, но… если люди бизнеса и банкиры начнут опираться в принятии решений на результаты оккультных практик, то что нас будет ждать в будущем?
Ольга Фидря

Больше о расстановках.

Суть расстановок заключается в возможности клиента решить обозначенную им проблему путем поиска причины в его родословной, где нерешенная одним или несколькими поколениями жизненная задача проявилась в настоящем клиента. Таким образом, расстановка помогает войти в контакт с любым когда-либо жившим представителем рода (семейной системы) и помочь «ему» (т.е. себе) в настоящее время разрешить внутренний конфликт, возникший по той или иной причине.

Берт Хеллингер нашёл и сформулировал несколько действующих в системах законов, нарушение которых приводит к явлениям («динамикам»), которые клиент озвучивает как проблемы. Эти законы получили название Порядки Любви. Следование законам позволяет восстановить порядок в системе и способствует облегчению системной динамики и разрешению предъявленной проблемы. Также расстановка работает с «семейным переплетением». Семейные переплетения — это незавершённые процессы прошлого в семье (или в роду), которые неосознанно вовлекают ныне живущих членов в то, что было давно. Так проявляется закон уравновешивания системы. По этому закону потомки призваны завершить незавершённое их предкам: прожить что-то за кого-то, догоревать, доделать. И человек оказывается в переплетении с судьбами предков. Сам того не осознавая, он живёт не свою жизнь, решает не свои жизненные задачи. Метод расстановок позволяет «распутать» такое переплетение, жить в настоящем, а не в прошлом; высвобождает мощный жизненный ресурс, который раньше был недоступен из-за вовлеченности в процессы прошлого.

Семейное переплетение легко распознать: если ситуация, которую Вы проживаете, не имеет объяснения с точки зрения реальной жизни — это переплетение. Например: красивый и умный человек не находит себе пары; человек много работает, но денег в итоге не имеет; следит за здоровьем, нормально питается, но все равно часто болеет; знает, что пить (курить, употреблять наркотики, объедаться и т.п.) вредно, и все равно делает это в подсознательном стремлении к смерти. Не надо считать, что это «случайность, бывает». За каждой такой случайностью стоит серьёзная системная подоплёка. Если чувства, которые Вы испытываете, по силе своего проявления не соответствуют реальной ситуации (например: необоснованные страх, ревность, тоска, уныние и т.п.) — скорее всего, существует переплетение с кем-то, и это чувства из системы, не Ваши чувства. Они были вполне адекватны какой-то ситуации когда-то в прошлом.

Запрос на расстановку

– это краткая формулировка проблемы, которая волнует клиента. Обычно это несколько фраз, которые описывают существующую ситуацию и проявляют желание клиента что-то изменить в этой ситуации. Большинство людей знают то, чего они не хотят, и затрудняются сформулировать то, чего они хотят. Очень важно при озвучивании запроса выяснить то, чего действительно хочет душа клиента.

Расстановщик может помочь клиенту осознать и правильно сформулировать запрос на расстановку. Важно, чтобы клиент готов был посмотреть на свою проблему и желал сам что-то изменить, чтобы разрешить ее. А расстановка позволяет клиенту увидеть и осознать, что именно ему нужно изменить и показывает ему путь решения. Зная путь, некоторые идут по нему, а некоторые – нет. Это уже ответственность самого клиента за сделанный им выбор.

Основным критерием запроса является серьёзная мотивация. Метод не является гаданием, и действовать из любопытства недопустимо. Как и предъявлять запросы, не имеющие какого-либо отношения к Вам — в таких случаях ведущий в расстановке отказывает.

Расстановка может работать с любыми проблемами, возникающими на нашем жизненном пути. Любую ситуацию можно расставить и посмотреть на то, что происходит.

ðУказанием на необходимость проведения расстановки являются следующие признаки:

  • неустроенные партнёрские отношения, в том числе супружеские;
  • бесплодие/бездетность;
  • тяжелые заболевания и психосоматика;
  • проблемы с родителями, детьми;
  • психологические травмы и несчастные случаи;
  • проблемы близости/дистанции, страхи, фобии;
  • чувства безнадежности, пессимизма, депрессии, необъяснимые с точки зрения реальной жизни;
  • наличие в семье родственников с тяжелой судьбой (рано умершие члены семьи, аборты, самоубийства, психозы и т. д.).

ðМетод семейных расстановок, например, применяют для решения таких проблем:

  • наличие повторяющихся сценариев;
  • сложности в семейных отношениях (инвалидность, жестокое обращение с детьми, судимость, инцест, тяжёлая болезнь, алкоголизм, наркомания и др.);
  • конфликтные отношения в семейных парах;
  • нарушения в существующей иерархии семейных отношений;
  • конфликтные и напряжённые отношения между детьми и родителями, принятие родителей;
  • сложности в отношениях с приёмными детьми;
  • «любовные треугольники»;
  • работа с чувствами (гнев, тревога, страх, вина, обида и пр.), в том числе перенятыми от других людей;
  • тяжелый «рок», передающийся из поколения в поколение;
  • проблема абортов, конфликтные ситуации в семьях, связанные с абортами;
  • намерения человека покончить с жизнью и влияние попыток суицида на семью;
  • ранний уход близкого человека.

Метод расстановки: процесс.

Клиент кратко озвучивает расстановщику свой запрос, т.е. проблему, которая его волнует. Расстановщик предлагает клиенту выбрать из присутствующих участников тех людей, которые могут быть заместителями, т.е. которые могут выполнить ту или иную роль, необходимую для рассмотрения в расстановке озвученной клиентом проблемы. Рекомендуется выбирать заместителей сердцем, а не мозгами. При размещении заместителя клиенту рекомендуется положить свои руки ему на плечи, назвать роль, которую заместитель будет представлять в расстановке, затем не спеша, сохраняя состояние сосредоточенности, поставить заместителя на место, которое он, по его мнению, должен занимать в пространстве расстановки. Спустя немного времени заместители начинают испытывать какие-то чувства, которые испытывает реальный человек, которого они замещают. Часто у них мимика, жесты и речь становятся такими же, как у реального прототипа, у них могут проявляться те же симптомы и те же отношения, которые есть у их прототипа. Это происходит независимо от того, знает ли заместитель того человека, которого замещает, или вообще никогда о нем ничего не слышал и пришел на расстановку впервые. Этот феномен был назван «заместительским восприятием», а то место, откуда приходит информация — полем. Есть предположение о том, что существует некоторое «знающее» информационное поле – своеобразный банк данных — в котором хранится вся информация о прошлом, настоящем, и будущем. В ходе расстановки заместители просто считывают из этого поля необходимую информацию. Об изменениях своего состояния заместители сообщают расстановщику. К изменениям состояния заместителей можно отнести, например, желание закрыть глаза, или желание постоянно смотреть в пол, появление ощущения тяжести или, напротив, чрезмерной легкости, участившееся сердцебиение, смену настроения, резкий переход от ощущения счастья к ярости и т.п. Желательно, чтобы заместители внимательно вчувствовались и прислушивались к тем словам, которые предлагает им сказать терапевт, и проверяли их соответствие действительности, или могли бы найти слова, которые они сами хотели бы сказать клиенту или другим заместителям.

Важно, чтобы участники расстановки концентрировались исключительно на процессе расстановки и своих ощущениях, а не на своих внешних образах и догадках.

Феномен расстановки заключается в том, что она показывает то, что реально происходит в душе у человека, и проявляет те динамики, которые присутствуют и в системе клиента. После того, как ситуация некоторым образом проявилась, расстановщик выбирает тот или иной путь взаимодействия с системой клиента. Во многих случаях запрос удается разрешить. И, в большинстве случаев, не только расстановщик, но и клиент, и участники расстановки со стороны видят динамику, которая действует в системе клиента, и могут осознать ее.

Результат

Эффективность расстановки зависит от многих факторов – это и профессионализм расстановщика, и готовность души клиента посмотреть на причину существующей у него проблемы, и готовность его к решению проблемы и изменениям. Система каждого человека открывается по-разному — настолько, насколько и она, и душа клиента, готовы впустить в себя приходящий извне процесс.

Тем не менее действующими психологами-практиками этот метод признан как эффективный для решения жизненных ситуаций: в 70% причиной многих психологических проблем и заболеваний является нарушение семейных связей и семейной истории.

Расстановка предоставит вам возможность увидеть и изменить влияние, оказываемое семейными переплетениями на вас и членов вашей семьи, при этом не требуя присутствия всех членов семьи, позволит быстро выявить проблемные места, скрытые динамики в человеческих отношениях. Расстановка помогает обнаружить и распутать клубки проблем, охватывающие многие поколения, мешающие обретению счастья и любви.

Решения, найденные в расстановках, высвобождают мощные силы, которые становятся ресурсом для желаемых изменений, что позволяет заложить хороший фундамент вашего будущего.

Мифы о расстановках

Системные расстановки, являясь достаточно молодым методом, тем не менее успели обрасти множеством мифов. Вот самые распространенные:

Миф 1: Расстановки легко и сразу решают любую проблему.

Благодаря этому мифу расстановочная работа воспринимается некоторыми клиентами как вид магической практики: есть «запрос», потом расстановочное волшебство и – результат на тарелочке. На самом деле на расстановке станет понятно, что происходит на более глубоком (системном) уровне, какие есть возможности развития этой ситуации. Мы входим в расстановку с готовностью УВИДЕТЬ БОЛЬШЕ, чем обычно. Или увидеть ПО-ДРУГОМУ.

Миф 2: В расстановках проблемы чужой роли «прилипнут» к тебе.

В расстановке, которая происходит в группе, участники группы выступают в качестве заместителей элементов системы клиента. Маловероятно, что на вас могут «налипнуть» чужие проблемы, не имеющие к вам ни малейшего отношения. Если уж налипло, то приходится признать, что это – и про вас тоже…

Миф 3: Качественная расстановка должна заканчиваться «хорошим решением».

Качественная расстановка – это расстановка, в которой позволено проявиться тому, что есть. Целительная сила расстановки заключается в том, что мы берем обратно то, что было ранее отвергнуто, исключено. И от этого все чувствуют себя лучше. Нет ничего плохого в хорошем решении, когда оно приходит. Но стремление непременно «привести» расстановку к какому-то определенному финалу сужает ее возможности, лишает ее энергии. Как ни странно, отсутствие «хорошего решения» – самое сильное решение. После этого возможно повернуться к своей собственной жизни.

Миф 4: Заместителям в расстановке нельзя доверять – они выдают свои проекции.

Заместитель в расстановке работает наподобие радиопередатчика – «ловит волну» из информационного поля и транслирует ее.

Описан ряд случаев, когда клиенты делали расстановку одной и той же ситуации в разных группах, и РАЗНЫЕ заместители в расстановке показывали ОДНО И ТО ЖЕ. Это подтверждает, что заместители в расстановке опираются не на свой ЛИЧНЫЙ опыт/соображения/проекции, а на некий внешний источник информации. В общем и целом практически любой человек может достаточно точно быть заместителем на любой роли.

Расстановка по Хеллингеру… Или очень быстрый способ избавиться от своих проблем

Хочу рассказать Вам очень быстрый способ, как можно избавиться от:

  • многих заболеваний, в том числе неизлечимых, таких как рак;
  • денежных проблем/ проблем по бизнесу/ карьере;
  • наладить личную жизнь/выйти замуж/родить детей;
  • наладить взаимоотношения с людьми/родственниками/друзьями/врагами/соседями и прочее.

Недавно меня попросили поучаствовать в одном мероприятии, а именно, в «расстановке по Хеллингеру». До этого я представления не имела о её существовании. И то, в чем участвовала, так сильно меня впечатлило, что теперь мне хочется, чтобы все узнали об этом способе избавления от многочисленных проблем.

Для справки:

Системные расстановки по Хеллингеру — это феноменологический метод системной (семейной) терапии. Автор метода — немецкий фиолософ, богослов, психотерапевт Берт Хеллингер. Данный метод предназначен для работы с системными семейными травмами. Целью метода является исправление последствий данных динамик. Людей («заместителей») расставляют в рабочем поле группы. Расставленные фигуры (заместители) предают происходящее в семейной системе, базируясь на информации рабочего поля.

На основании многих работ с людьми Берт Хеллингер обнаружил, что семейные травмы являются причиной практически любых проблем: здоровье, работа, семейные отношения, несчастные случаи и так далее. Самым главным корнем всех проблем, как объясняет Берт Хеллингер, является исключение (желание забыть) участников семейной травмы из семейной системы (как пострадавших, так и виновников). Именно исключение вызывает проблемы у последующих поколений. В результате работы по данному методу происходит обнаружение скрытых системных динамик, и клиенту предлагается решение.

Данный метод работы является краткосрочным разовым методом, что отличает его от существующих долгосрочных способов работы психотерапевтов с пациентами.

В своих работах Берт Хеллингер относит данный метод к духовным практикам.

Сложно объяснить словами, что было на самой расстановке — это надо быть там, видеть и чувствовать всё. Могу отметить только, что это очень «работает».

Расстановка, куда меня пригласили участвовать, ставилась в самарском психологическом центре «Дар». Ведущий расстановки — Татьяна Геннадьевна Рохместрова.

Человек, заказавший расстановку, хотел решить свои взаимоотношения с противоположным полом через связь с родом, родителями.

В комнате, куда меня пригласили, было несколько человек (примерно 15).

О расстановке: заказавшему её нужно было поставить заместителей в поле. Заместителей нужно было выбрать из любых присутствовавших людей в комнате и поставить на любое место. Всё делать интуитивно. Например, надо поставить кого-то вместо своего папы, мамы, бабушки и т.д.

Далее заместитель вставал в поле и описывал своё состояние, что чувствует в своём теле, какие эмоции испытывает (если они есть) к другим участникам и т.д. Ведущий плавно направляет всех участников и главного «виновника» события всё время и помогает решить проблему.

Что поразило:

  1. Единое энергетическое поле, которое создалось во время расстановки. Оно было очень ощутимым, живым.
  2. Физическое состояние (боль в определённых участках тела) и эмоции, которые присутствовали в то время, пока я была заместителем. Это были «не мои» эмоции. А физическая боль ушла, как только расстановка закончилась.
  3. Многие «заместители» озвучивали очень личную информацию о том, кого замещали (что было свойственно этому человеку, как относился он к остальным участникам расстановки, личные привычки и прочее). Люди, которые «замещали» папу и маму (которых на тот момент времени уже нет в живых), войдя в поле, сразу легли и скрестили руки на груди. То есть, поясню. Заказчик расстановки не рассказывал никому свою историю и свои проблемы. При этом, я очень хорошо знаю эту семью и, конечно, была в курсе этого факта.

Я была очень впечатлёна происходящим и, конечно взяла интервью у ведущей Татьяны Геннадьевны. Хочу отметить, что она из тех немногих людей, про которых говорят «светится изнутри». Такой вот лучистый человек. Очень доброжелательная и приятная женщина.

Интервью с Рохместровой Татьяной Геннадьевной, психологом высшей категории, учредителем Самарского Психологического Центра «Дар»

Т: Татьяна Геннадьевна, расскажите о себе? Кто Вы по профессии?

Т.Г.: Я практикующий психолог, уже 25 лет. У меня два высших образования, и второе психологическое. Начинала свою деятельность в 90-е годы с профотбора на заводе «Прогресс», затем в учебных заведениях, в областном центре «Семья», а в 2002 году мы с коллегами организовали центр «Дар». Всё время я занимаюсь практикой и ищу инновационные методы психотерапии.

Т: Что такое «расстановка по Хеллингеру»?

Т.Г.: С 2002 года повышаю свою квалификацию в Московском «Институте консультирования и системных решений» под руководством М.Г.Бурняшева, там я обучалась и расстановкам. Это один из официально признанных методов психотерапии, который объединяет в себе несколько технологий: психодрамма, нарративная терапия, гештальт-терапия и телесная терапия. Автор метода Берт Хеллингер, у которого я училась.

Т: Лично у него?

Т.Г.: Да. У него и у его последователей. Лично у него я посетила почти все семинары, которые он проводил в Москве. Это уже пожилой человек, который практикует уже 50 лет. Широкую известность метод семейной расстановки получил в 1993 году в Германии, и с необыкновенной быстротой распространился по миру и завоевал широкое признание. Собираются залы по 500 и больше человек. Он работает на сцене, а весь зал вовлекается таким образом, что у всех происходят какие-то изменения. Метод очень сильный, очень интересный. Я увлечена им, с удовольствием применяю его в групповой и индивидуальной работе.

Т: Вы сами его на себе опробовали?

Т.Г.: Да. Благодаря нему я решила массу своих личностных проблем, чего не достигалось другими методами, да и обучение специалистов для работы с расстановкой проходит в первую очередь через личный опыт. Он сейчас считается краткосрочным методом терапии. Даёт быстрый эффект. У некоторых изменения уже начинаются «завтра»!

Т: Какие проблемы с его помощью можно решить?

Т.Г.: Происходящие во время расстановки процессы позволяют иначе увидеть и заново оценить прошлое семьи и то влияние, которое оно оказывает на разные сферы жизни человека: партнёрские отношения, детско-родительские отношения, самореализацию, бизнес, удовлетворение потребностей, постановка целей и их достижения, идентификация с жертвами, болезненное расставание, болезни или симптомы и др.

Т: Что такое симптомные расстановки?

Т.Г.: Это работа с симптомом или заболеванием человека. Обычно выбирается заместитель на роль болезни и заместитель клиента. И клиент расставляет так этих персонажей, что видно, кого замещает симптом или указывает, на кого клиент не хочет смотреть. И когда исключённый из системы занимает своё системное место, симптом начинает утихать и болезнь уходит.

Т: И человек излечивается?

Т.Г.: Да, часто. Расстановки по Б. Хеллингеру практикуются в нашем центре больше восьми лет, каждую неделю. Это работает. Люди возвращаются на группу для решения следующих задач и дают позитивную обратную связь по предыдущим запросам. Практически их всех сюда приводит сарафанное радио.

Конечно этот метод — не панацея! Не на всех это сильно влияет. Но благодаря расстановке, для человека часто устанавливается связь между его заболеванием и знакомой ему жизненной темой, горем или болью близкого. Поэтому в будущем, если заболевание проявится снова, у него появляется другое отношение к симптомам, понимание, с чем это связано, и выбор возможностей для изменения.

Т.: Есть ли такие люди, кому противопоказаны или нежелательны расстановки? Или те, которым нет необходимости это делать? Существует ли категория таких людей?

Т.Г.: Рановато это делать детям. Хотя в последнее время есть такой опыт, когда родители приходили с детьми подросткового возраста. Это метод личностного роста. Если родители начинают по-взрослому решать семейные задачи, то детям становиться легко, и они начинают расти.

Т.: С какого возраста начинается личностный рост?

Т.Г.: У всех по-разному. Есть люди, которые не воспринимают этот метод, боятся его, не понимают.

Мне он нравится и мне лично здорово помогает (как специалисту). И когда я чувствую сильную рациональную защиту клиента, этот метод мне позволяет более мягко подобраться к вытесненным тяжёлым чувствам человека и помочь освободить их, и восстановить связь с ресурсной частью себя.

Метод даёт сильный толчок, и у человека начинаются происходить изменения. Потому что есть образ хорошего решения. Образ — это магия! Потому что, если у человека есть цель — то его подсознание днём и ночью работает над решением задачи. Пока цели нет, пока картины нет — нечего решать, (расстановка создаёт объёмную, чувственную картину). А тут он увидел проблему со стороны и пути решения.

Т.: Имеет ли значение кто ведёт расстановку и люди, которые там присутствуют?

Т.Г.: Люди на группах у нас всё время разные. Есть люди, которые много раз участвовали в расстановках — у них есть некий опыт и доверие к себе. Они уже знают правила. Есть и новички, которые тоже встают в расстановку. И только потому, что они в этом участвуют, у них возникает доверие к методу. Это же не придумаешь, когда ты начинаешь ощущать всё, что там происходит… невозможно себе придумать «тяжесть в руках», «ломоту» в ноге и так и далее. И когда они включаются в это, они очень быстро обучаются. А самое главное то, что они начинают доверять себе! А это уже элемент психотерапии. Потому что все беды у нас «от ума», когда мы исключаем свои собственные ощущения и чувства, когда мы не доверяем своему «внутреннему ребёнку». Нам всегда становиться легче и лучше, когда мы встречаемся со своими первичными чувствами, от которых когда-то отказались и не смогли их проявить.

Т.: «Первичные» — это какие чувства?

Т.Г.: «Первичные» — это, например, боль, жалость к себе, беспомощность и др… Мы же плохое всегда подавляем, нас все время отвлекают от этого. Например: Ребёнок стукнулся, ему больно, а ему говорят: «Ой, а смотри какая собачка побежала… «

Т.: То есть испытывать к себе жалость, жалеть себя — это нормально?

Т.Г.: Испытывать да, при этом понимать, что ты испытываешь. Понимать: «Да, мне себя сейчас жалко», что я сейчас могу для себя сделать? Это уже «по-взрослому» — понимать себя и контролировать. А когда нас от себя всё время отвлекают, то у нас появляется зависимость от другого человека. И мы тогда, не имея его рядом, чувствуем себя беспомощными, или когда он рядом, но ведёт себя не так, как нам надо — тогда обижаемся. Не осознавая своих чувств, мы переносим их на того, с кем в связи. Когда умирает человек, мы говорим: «Как его жалко», а на самом деле жаль себя. Как я буду без него?

Т.: А правда ли, что даже участвуя в расстановке в качестве «заместителя», человек уже решает свои проблемы?

Т.Г.: Да, это так. Потому что «заместителей» всегда выбирают по принципу резонанса. То есть, если во мне это есть — меня обязательно выберут. И когда я в этой расстановке помогаю другому человеку решить его проблемы, я помогаю себе. Потом, попадая в такую же ситуацию в своей семье, у меня уже будет опыт решения этой задачи. Вот поэтому тем, кто делает расстановку, мы рекомендуем ещё 3 раза прийти поучаствовать в расстановках других людей. Участвуя в расстановках других, человек укрепляет свою расстановку, поддерживает баланс «давать и брать», начинает лучше видеть свои проблемы в чужой системе: «Ах, вот что это было! Это про меня!» И процесс начинается быстрее…

Поэтому разовое посещение психолога — это начало… Оно только актуализирует проблему.

Т.: Что надо сделать, чтобы поставить свою расстановку? Есть какой-то принцип действий?

Т.Г.: Во-первых, человек должен чётко сформулировать свой запрос: «Чего я хочу в результате получить?» Он должен чётко знать свою цель. И это нужно для того, чтобы потом правильно выбрать заместителей.

Т.: А «заместитель» — это кто?

Т.Г.: «Заместитель» — это любой человек, который замещает что-то во мне: моих родителей, мои страхи, мои установки, мои симптомы и т.д. Всё, что есть в расстановке — это все «Я». Это все части «Меня». И «Я» внутри себя, с их помощью, навожу порядок. «Я» завершаю то, что не было завершено (по разным причинам). А теперь это возможно! И теперь я могу посмотреть на это и найти новое значение и успокоиться.

Т.: Есть ли правила — сколько человек должно участвовать в расстановке (минимум/максимум)?

Т.Г.: Каждая расстановка требует разное количество участников. У некоторых бывает достаточно 5 человек, а в некоторых 20 и больше. Это зависит от запроса и от того, что мы делаем. Поэтому и расстановки бывают разные.

Т.: Почему?

Т.Г.: Мы ставим всех определённым образом в расстановке, но стоит одному начать какое-то движение — всё начинает меняться. И каждый ведёт себя по-своему.

Т.: Сколько по времени длится расстановка?

Т.Г.: В среднем один час. За четыре часа мы успеваем сделать три/четыре расстановки.

Т.: Надо ли готовиться к расстановке заранее? И вообще, вот я решила сделать расстановку — что мне для этого надо сделать?

Т.Г.: Знать, что для Вас сейчас самое актуальное. Потому что если человек делает расстановку ради любопытства, в ней нет сильных чувств и нет энергии (эмоциональной энергии) — тогда расстановка получается какая-то вялая и длится очень долго. Поэтому не все расстановки получаются. Когда человек, который заказывает расстановку, волнуется — для меня это хороший показатель — он доверяет и открыт. Он садится за кругом и только смотрит на этот театр. Этот эффект ещё называют «магическим театром». Потому что у клиента, когда он пришёл, была одна картинка, а когда делается расстановка, картинка меняется и в его сознании что-то меняется. Он начинает видеть иначе и действовать по-другому.

Т.: Если говорить о душе и тонких структурах, когда я участвовала в расстановке, у меня было такое ощущение, что это было что-то вроде ченелинга. Потому что люди в расстановке озвучивали про тех, кого замещают, очень правдивые вещи, о которых не могли знать. Я была этим поражена. Как Вы это можете прокомментировать?

Т.Г.: Я могу предположить, что когда заместитель встаёт в расстановку, он ничего не знает о проблеме. Он не знает, какой опыт применить, только чувствует и входит в изменённое состояние сознания — транс. Он отпускает контроль и принимает то, что из него идёт (информацию). Он слушает что-то изнутри. В этот момент он — как медиум. Когда заказчик расстановки выбирает заместителя, он берет его за плечи и в этот момент представляет перед собой того, человека которого он ставит, находит для него особое место, т.е. вводит в информационное поле своей системы, и заместитель начинает испытывать особые ощущения. И заместитель начинает проявлять знакомые характерные особенности того человека, в роли которого он находится. Фантастика! Но это, наверное, так! Феноменологический метод же!

Некоторые люди, после участия в расстановке «заместителями», говорят: «Я бы в жизни никогда такого не сделал, а здесь сейчас я такое творил», «Я никогда так не разговаривал», «Я матом вообще не ругаюсь».

Т.: Люди в расстановке ругаются матом? А какие ещё реакции бывают?

Т.Г.: Разные.

Т.: Что самое для Вас удивительное и необычное Вы видели в расстановке?

Т.Г.: Бывает такое, что начинают убивать, душить себя или нападать на кого-то в расстановке. Теряют сознание, даже мужчины.

Т.: То есть получается не надо иметь какой-то дар, чтобы быть медиумом?

Т.Г.: Наверное, все люди это могут. Потому что в этот момент в нас включается наш «чувственный ребёнок». Дети, когда приходят в незнакомое место, начинают вести себя по-разному, как и животные. Потому что в этот момент они начинают перенимать то, что там происходит. В расстановке работает тот же самый принцип — это принцип резонанса (резонанс с природой, с тем местом, в которое попадаешь, с душой того, кого замещают).

Т.: Имеет ли значение, кто ведёт расстановку?

Т.Г.: Я очень доверяю этому методу. На первый взгляд, всё вроде легко: на самом деле, чтобы делать расстановку, нужны базовые знания психологии и системной психотерапии. Потому что, если запустить расстановку, как она идёт, можно много «дров наломать», и потом неизвестно с чем человек, который её делает, уйдёт. Поэтому у каждого ведущего расстановку в голове есть структура системности (системной терапии), правила, которые жёстко преподавались у нас на семинарах. Поэтому у ведущего должно быть базовое образование, умение консультировать, говорить. В процессе расстановки приходится подбирать специальные фразы, корректирующие пациента. Каждая фраза несёт энергетический эмоциональный заряд. Если одна фраза не срабатывает надо подбирать ещё, чтобы началось ресурсное движение… Я часто пользуюсь теми, которые предлагает Б.Хеллингер.

Т.: То есть эти фразы излечивают пациента?

Т.Г.: Они для него становятся аффирмациями, т.е. новыми мыслями на каждый день. Например, жена до расстановки всегда осуждала мужа, а там говорит ему (человеку, который его замещает) — «ты такой, какой мне нужен». И в реальной жизни у них происходят хорошие изменения.

Поэтому, когда идёт расстановка, я всё время наблюдаю и думаю. У ведущего должно быть объёмное видение ситуации. Я не каждого спрашиваю в расстановке. Потому что там есть значимые элементы и не очень значимые. Важно кого и куда добавить в расстановку. Бывает потеря ресурсов в расстановке, и нужно уметь их вовремя поймать, так как может быть и обратный эффект.

Здесь важен опыт. У меня у самой по неопытности было такое, когда я прерывала расстановку не на том месте. У человека могут при этом начаться сильные рецидивы. Мне жаль, но это приходит с практикой.

Т.: А кто ещё этим занимается в Самаре?

Т.Г.: Сертифицированные психологи перечислены на официальном сайте Московского Института Консультирования Системных Решений (ИКСР) и Московского Института Интегративной семейной терапии, а сейчас готовит и Санкт-Петербург.

т.: Надо ли перед расстановкой брать консультацию психолога?

Т.Г.: Если у человека есть уже намерение и доверие к этому методу, то не надо. Если приходят совсем новички с намерением сделать расстановку, всегда их немного притормаживаю и прошу посмотреть хотя бы одну и познакомиться с методом. Одно дело он где-то о нём услышал, и другое дело — посмотрел своими глазами. И очень часто (почти всегда), когда человек посмотрит расстановку, у него переформулируется запрос. То есть он приходит с одним, а потом понимает, что для него другое важно. И в этом, как правило, всегда больше силы.

Т.: Проблемы есть у всех, и я не исключение. Но те проблемы, которые мне бы хотелось решить, я не готова обнародовать прилюдно. Потому что, даже если не рассказывать участникам расстановки свои проблемы, они и так всё увидят. Как с этим быть?

Т.Г.: А для этого этот метод и существует. Проблема всегда становится проблемой, когда человек её в одиночку начинает решать. Он её пакует и прячет. Расстановки как раз высвечивают то, что люди прячут «в шкафах». Они показывают самое тяжёлое. А когда человек может проблему достать и рассказать о ней, ему становится легко, и она перестаёт быть проблемой. А если человек свою тайну запаковал, скрыл — это становится для него очень тяжёлым и приводит потом к заболеваниям (психическим и физическим). Терапия для этого и существует, чтобы выносить такие тяжёлые моменты. Когда ко мне приходят на консультацию, и просят, чтобы всё было конфиденциально «ушко на ушко» — это прямое показание к тому, чтобы выводить его на расстановку. В расстановке проявляются все тайны — и тайны рождения (когда отец один, а выдают за отца другого человека) — это очень сильно влияет на человека.

Т.: В расстановке можно это выявить?

Т.Г.: Да, как и усыновление, сидение в тюрьме, убийства, самоубийства. А у нас сами знаете, как относятся к самоубийцам — все в семье начинают скрывать этот факт, придумывают что-то другое.

Т.: Если говорить о магии — иногда человека преследуют неудачи, так называемая «чёрная полоса», когда везде не везёт, как проклятие. Можно ли расстановкой избавиться от этого?

Т.Г.: Возможно заглянуть в себя, ведь это метод познания себя.

Т.: А когда проблемы и в личной жизни, и в бизнесе, и со здоровьем? Как тогда ставить расстановку?

Т.Г.: Тогда все темы надо проговорить и выяснить, что является более кризисным? Где больше страдания? С этого и начинать.

Т.: Человек сам причина своих бед?

Т.Г.: Человек безусловно ответственен за себя, но он находится всё время в какой-то связи, поддерживает кого-то или поддерживают его. Иногда человек не может быть успешным, если в роду все бедствуют. Работает установка: «Я не могу быть счастливой, когда в роду все несчастны». Это называется лояльность системе.

Т.: Может ли проблема по одной теме решиться за одну расстановку, или надо делать несколько?

Т.Г.: Обычно по одной теме достаточно одной, но при этом, темы бывают связаны друг с другом.

Т.: Благодарим Вас, за Ваше интервью. Ваши пожелания читательницам портала…

Т.Г.: Благодарю Вас за интересную беседу, вопросы и проявленный к нам интерес.

Буду рада, если читательницы портала воспользуются возможностью применить этот замечательный метод в пути познания себя для достижения своих целей.

При мысли о психологе чаще всего люди представляют кушетку и долгие разговоры.

Однако сеанс психотерапии может выглядеть по-другому: куча незнакомых друг другу людей, которые расставлены по комнате, а специалист перемещается между ними, слушает, переставляет, заставляет говорить странные фразы.

Похоже на театр абсурда? Да. Но как часто все то, что связано с человеческой душой, не поддается рациональному объяснению, и именно такой «театр» помогает расставить все по местам.

Это выражение больше всего подходит для описания метода системно-семейных психологических расстановок по Хеллингеру, пусть и получается тавтологии.

Как составить генограмму семьи? Узнайте об этом из нашей статьи.

Что это такое?

Берт Хеллингер — ныне живущий психотерапевт, а еще философ и богослов.

В своей работе с человеком он отходит от строго научных методов, что вызывает определенную критику.

Он стал известен именно благодаря своим «семейным расстановкам».

Сеанс психотерапии при этом выглядит так: клиент рассказывает о своей проблеме, консультант пытается понять, можно ли её решить расстановкой и кто для этого должен в ней присутствовать.

Это всегда члены семьи обратившегося, вопрос лишь в том, кто именно должен быть представлен и кто значим для этой проблемы.

Нет, родственников не собирают в одной комнате. Более того, значимыми для расстановки могут оказаться:

  • умершие члены семьи — бабушки, дедушки;
  • неродившиеся дети;
  • «бывшие»;
  • незнакомые лично человеку люди, например, отец или мать, которых он никогда не видел;
  • не-родственники, связанные с семьей отношениями добра и зла (обманутый деловой партнер дедушки, раскулачивший семью партиец, повлиявшйи на жизненный выбор учитель), жизни и смерти (убийца родственника).

Участники психотерапии примеряют на себя роли всех этих людей.

А дальше имеют значения только их ощущения.

Их расставляют по комнате в соответствии с этими ощущениями и просят рассказать, что они испытывают. Клиент также входит в эту систему либо ищет в ней свое место.

Дальше следуют перестановки, чтобы все участвующие почувствовали гармонию, разрешающие фразы и действия.

Как работает метод?

С позиции науки это трудно объяснить. Методика Хеллингера работает на феноменологическом подходе, когда главными становятся ощущения, переживания.

В основе идет процесс замещения: психотерапевт уверен, что каждый человек может стать «заместителем» другого, выразить его чувства. Как? Вот тут и начинается необоснованное доказанным знанием.

Кто-то называет это информационным полем Земли, кто-то тонким миром, кто-то астралом. Суть в том, что все переживания находят свое отражение, «записываются» на каком-то другом уровне, который нельзя измерить приборами, зафиксировать и описать — только почувствовать.

«Заместитель» принимает на себя этот информационный поток, который не исчезает даже со смертью создавшего его, а передается дальше, по каналам рода.

Дети и внуки несут груз ошибок и вытесненной боли родителей и бабушек, их нереализованные жизненные сценарии.

Расстановка «вставляет» недостающие звенья, и проблему получается осознать и скорректировать.

Ключевые понятия

У всякого человека есть потребность принадлежать к определенной социальной группе, семье. Для этого служит его личная совесть: она делает его таким, чтобы группа принимала (например, ребенок старается оправдать ожидания родителей, чтобы они его любили).

Когда человек делает что-то, что не соответствует критериям личной совести, что-то, за что его могут отвергнуть, он чувствует дискомфорт. Если его действия ведут к его принятию — счастье. Эти ощущения — основной регулятор поведения.

Но есть и коллективная совесть: она действует уже не на уровне личности, а на уровне той самой группы, системы. И в ней есть свои законы:

  • принадлежности (ни один член системы не может быть исключен);
  • баланса (нужно отдавать столько же, сколько берешь);
  • иерархии (каждый последующий член системы менее важен, чем предыдущий).

Когда эти законы нарушаются, возникает конфликт.

Пример: женщина забеременела и сделала аборт.

Для её личной совести правильным решением было вытеснить этот поступок, забыть боль и жить дальше.

Но нарушен закон принадлежности: неродившийся младенец уже существовал и был частью системы, а его вытеснили.

Коллективная совесть заставляет её ощущать вину, а это не позволяет жить спокойно: она избегает отношений с мужчинами, так как ситуация может повториться, может подсознательно хотеть умереть.

Более того, это передается в роду: близкая ей сестра, родившиеся дети могут испытывать те же проблемы.

Расстановка выявляет, откуда проистекает проблема. Её решение — восстановить закон, принять психотравмирующее событие, пережить его, а не вытеснять.

Заместитель неродившегося ребенка высказывает, что он чувствует, возможно, его передвигают к матери, чтобы она вошла с ним в контакт, чтобы он занял свое место.

В финале психотерапии звучит разрешающая фраза.

Это может быть что-то вроде: «Я люблю тебя, малыш, хотя не смогла родить.

Ты навсегда останешься со мной, я буду тебя помнить». Вина исчезает.

Есть и еще более высокий уровень совести — духовный.

Где могут быть применены?

Расстановка может использоваться не только в личных проблемах, но и в любых ситуациях, где фигурирует система, коллектив.

С помощью этого метода решают проблемы в бизнесе, подбирают кадры и т.п.

Правда ли, что Хеллингер запрещен в Германии?

Как и все, что не может быть достоверно проверено, измерено и зарегистрировано, методика Хеллингера подвергается критике.

Его обвиняют в излишнем мистицизме, замене научным методов околомагическими ритуалами.

Кроме того, возникают вопросы со стороны этики.

Расстановщик может категорично заявить, что паре нужно отказаться от усыновления ребенка, что нужно уволить сотрудника. Других решений не предлагается, он фактически диктует свою волю.

В связи с этим немецкие психотерапевты высказались за то, что метод нужно видоизменить. Началось все в 2003 году, когда германское Общество системных и семейных терапевтов в своем заявлении признало, что метод теоретически полезен, но засомневалось в его безопасности.

Год спустя близкий друг Берта, Арист фон Шлиппе в открытом письме выразил свое несогласие. Через два месяца 200 врачей подписали Потсдамскую декларацию о системных расстановках, в которой призывали развивать методику, но в иной форме.

Еще три года Хеллингер и его последователи спорили в открытых письмах. Закончилось тем, что он не приехал на Кельнский международных расстановочный конгресс, а ассоциация перестала называться его именем.

Однако прямого запрета на расстановки нет.

Этот способ психотерапии до сих пор имеет место в практике и помогает в короткий срок добиться эффекта, но его применение сталкивается с множеством моральных и этических вопросов. Прогнозировать развитие затруднительно.

Интервью с Бертом Хеллингером в этом видео:

Наша интересная группа Вконтакте: