Визуальная психодиагностика личности

8.6. Визуальная психодиагностикакриминальных признаков личности

Значимость морфологических,функциональных и сопутствующих признаков. В обыденном сознании бытуетрасхожее мнение о том, что скошенный лоб,, «ястребиный» нос, тонкие «змеевидные»губы, а также татуировки, клички,, жаргон, уголовная жестикуляция и пр.- неотъемлемые признаки людей, находящихся в противоречии с законом, преступников.Данная точка зрения, сформировалась и продолжает существовать под воздействиемидей Ч, Лом-брозо, Э.

Кречмера, догматов френологии, физиогномики, оттесняяпроцесс; научного познания и заменяя его по существу предубеждением и штампом..Сказывается влияние и ряда детективных произведений, фильмов, взявших насебя роль трансформатора массового физиогномического опыта, отдельных журнальныхи газетных публикаций.

Не подвергая критическомуанализу псевдонаучные теории, литературу* детективного жанра, средствакинематографии, публицистику, заметим, что по сравнению с «человеком сулицы» сотрудник правоохранительных органов’ находится в ином положении.Поскольку эффективность его деятельности4 зачастую прямо связанас успешностью распознавания лиц, причастных преступной среде, в правоохранительнойпрактике накоплен определенный опьг^ изучения личности с позиций ее асоциальногозаражения, опыта, статуса, действенности.

В юридической психологиивыявляемые признаки группируются в три блока согласно принятой в криминалистикеклассификации:1

I блок — морфологические:особенности телосложения; строения лица, головы;

II блок — функциональные:речевое поведение (высказывания), жаргон; невербальное поведение (движенияи действия), знаки визуального тайного-общения (язык жестов, поз, мимики,взгляда);

III блок — сопутствующие:особенности одежды, обуви; татуировки^1 шрамы; носильные вещи;растительные покровы на лице, голове. ~у

При выявлении криминальнойпринадлежности личности сотрудниками ОВД по психологическим признакам висследовании2 установлена следующая иерархия их значимости Втабл. 8.1 приведены ранговые места морфологических, функциональных и сопутствующихпризнаков в суждениях сотрудников уголовного розыска и следствия при идентификациилиц, причастных к преступной деятельности.

Морфологические признаки.Рассмотрение признаков первого блока приводит к выводу о невысокойзначимости анатомии лица, головы, телосложения при оценивании криминальнойпринадлежности личности. Однако некоторая склонность сотрудников правоохранительныхорганов все же учитывать морфологические особенности не является результатомруководства положениями о фатальной связи антропометрических характеристикчеловека с его индивидуальными и криминальными особенностями. Ссылки на»узкий лоб», «приплюснутый или крючковатый нос», «маленькие глубоко посаженные,колющие глазки», «неблагородное выражение лица» и т. д. — действие не столькофизиогномических, сколько национальных примет.

1 СнетковВ. А. Использование признаков внешности в работе ОВД. — М., 1993.

2 Аминов И.И. Изучение психологии собеседника в деятельности сотрудников правоохранительныхорганов. — Ижевск, 1998.

Проявление «каузальной атрибуции»в виде этностереотипической добавки к устойчивому «криминальному портрету»нередко находит подтверждение в иронических прозвищах подозреваемых лициной, чем сотрудники, национальности. Действие этнического стереотипа вформе «вербальной стигматизации» (клеймения, деперсонализации) представителей»иной» национальности на основании особенностей внешности нередко блокируетадекватное восприятие индивидуально-личностных особенностей собеседника.

В целом низкая рейтинговостькриминальных признаков, относимых к морфологическому блоку, может объяснятьсяситуативным влиянием на характер непосредственных впечатлений, неоднозначностьюинтерпретации физического облика человека.

Таблица 8.1. Иерархиязначимости психологических признаков

№ п/п

Наименованиепризнака

Процент суждений

Ранг значимости

I блок

Морфологические

Строение лица, головы

9,3

Телосложение

II блок

Функциональные

Речевое поведение (высказывания)

28,5

Жаргон

13,6

Невербальное поведение(особенности движений, действий)

14,2

Знаки визуального тайногообщения

10,3

III блок

Сопутствующие

Одежда, обувь и пр.

3,1

Растительные покровына лице, голове

2,3

9,5

Шрамы

2,3

9,5

Татуировки

Функциональные признаки.Основная причина необходимости внимания сотрудников функциональнымпризнакам при выявлении антиобщественной личности, согласно ряду исследований,1- социокриминальное расслоение современной преступности. С одной стороны,в ней наблюдается процесс всемерной маскировки криминальной принадлежностичастью профессиональных преступников, проявляемый в демонстрации «респектабельности»(недопущении традиционных атрибутов асоциальной субкультуры, татуировок,жаргона и пр.), а также здорового образа жизни (ни спиртного, ни наркотиков,занятия спортом). Новое поколение преступников может демонстрировать семейныеустои, чадолюбие, старательное выполнение рабочих («мирских») обязанностей.Бывает, что они уважаемы в глазах коллег по работе, что характерно дляновой генерации «благопристойных» уголовников «идейным» уклоном. С другойстороны, наблюдается стремление непрофеесиональных, в основном начинающих,правонарушителей к личному и груй новому самоутверждению в преступном миречерез сознательное и открыто подражание устоявшимся криминальным традициям.

1 См.: АлферовЮ. А. Пенитенциарная социология: аудиовизуальная диагностика (татуировки,жесты, жаргон). В 2 ч. — Домодедово, 1996; Пирожков В. Ф. Законыпреступного мира молодежи (криминальная субкультура). — Тверь, 1994; Человеческийфактор в правоохранительных системах. — Орел, 1996.

Среди признаков функциональногоблока при криминологической идеи тификации выделяются особенности речевогоповедения (высказывания):

• демонстрация социальнойзрелости и нравственной чистоты (непротиворй чивость, аргументированность,мотивированность суждений без необходимости без требований к этому со сторонысотрудника правоохранительных органов);

• преобладание однообразныхфраз-паразитов, характеризующих умей венное развитие особого рода;

• большая выразительностьрук, нежели речи (постоянная помощь себе разговоре руками);

• повышенная готовность ксамозащите, обнаруживающаяся в постоянном и жестком самоконтроле поведения,в мгновенной реакции на опасные ситуации;

• игра в «несгибаемость»,корпоративную «честность», спекуляция начувствах товарищества, коллективизма;

• возмущение по незначительнымповодам (неадекватность реакций на безобидные слова, замечания или действиясотрудника);

• парадоксальное сочетаниев речи искренности и лживости, безволия упрямства, изворотливости и примитивизма,чувства ненависти к себе пей добным и групповой сплоченности, женоненавистничестваи сексуально! озабоченности при крайней нестабильности каждого из этихкачеств;

• в силу отработанных защитныхмеханизмов — завышенная самооценку, склонность считать себя, свою судьбуособенными, исключительными;

• самооправдание, выражаемоев максималистских, циничных заявлениях; типа: «преступно государство, амы — его верные подданные»; «воруют все кто смел, дай только волю»; «вселюди — враги» и пр.;

• стремление сохранить дистанциюв отношениях с сотрудником ОВД, обезличить его, видя в нем лишь определеннуюсоциальную роль, а не живого человека.

Жаргон («блатнаямузыка», «феня») используется преступниками как средство общения междусобой и потому может невольно проявляться в речи во время допросов.

На сегодняшний день сведенияо жаргонном языке лиц, подозреваемых в преступной деятельности, являютсятакими же актуальными, как и много лет назад, когда Д. С. Лихачев писало том, что подобный материал ценен не •только этимологией отдельных слов.Этот язык включает в себя всю идеологию, все коллективные представленияи коллективные эмоции как воров, так и прочих асоциальных лиц.1

1Словарьтюремно-лагерно-блатного жаргона. — М., 1992. — С. 368.

Употребление жаргонных словлицами, причастными к криминальной среде, предназначено для: зашифровкимыслей и тем самым обеспечения живучести преступного сообщества; самоутвержденияв преступной среде или подчеркивания превосходства сообщества преступниковнад другими людьми (например, в преступном сообществе все люди делятсяна «гавриков», «шиб-здиков», «волосатиков», «дубаков», а чины милиции -на «легавых», «лягушек», «жаб», «псов», «снегирей», «клух»); распознавания»своих» и выделения их в особую касту по специализации (например, различаютсянесколько разновидностей воровской профессии: «мойщик» — вокзальный ворили лицо, обкрадывающее спящих в вагоне пассажиров, совершающее кражу упьяных, «охотник» — нищий профессионал, «барабанщик» — квартирный вор,стуком в окно или звонком предварительно проверяющий отсутствие хозяев,»ти-хушник» — вор, совершающий кражи из незапертых квартир, и пр.); выявлениялиц, имеющих намерения проникнуть в криминальное сообщество, что позволяет»изобличать» подосланных властями агентов, знающих только основы языка;отражения внутригрупповой иерархической структуры (по обозначению членовсообщества терминами жаргона определяются их права и обязанности, системавзаимоотношений: «косматый» — главарь группы; «валет» — лицо, прислуживающееавторитетам преступного мира, «взросляк» — совершеннолетний преступники пр.) и т. д.

При декодировании «зашифрованнойречи» криминальных лиц сотрудникам правоохранительных органов приходитсясталкиваться с определенными трудностями. Во-первых, от представителейкриминального мира очень трудно добиться каких-либо объяснений тех выраженийи слов, которые они употребляют. Подозреваемый, прошедший не один десятокдопросов, вырабатывает в себе тактику запирательства. И этот факт «запирательства»,по мнению опытных специалистов правоохранительной системы, делает «уголовнуютарабарщину» малодоступной пониманию, а сведения, содержащиеся в справочниках,словарях, энциклопедиях,1 в части освещаемой проблемы жаргонане всегда отражают быстро меняющиеся реальности преступного мира.

Во-вторых, отмечается постоянноеобновление словаря уголовного жаргона, «удлинение» синонимического рядавходящих в него слов.

Основная причина такого словотворчества — прогрессированиенаркоманийной преступности, члены которой отличаются по большинству параметровот общей массы правонарушителей: уровню информированности, общей культуре,образованию, эрудиции. В связи с расцветом в стране наркоманийной преступностисовременный жаргон правонарушителя постоянно наполняется искаженными иностраннымисловами, медицинскими терминами («баядерка», «гейгерл», «гейшанка», «эвричка»и пр. — проститутка; «витамин С», «санта-мария», «хромосома жирная», «яйцеклеткатоваристая», «эрзац-баба» — жена, сожительница).

В-третьих, смысл жаргонногослова может преображаться в зависимости от контекста фразы, конкретнойобстановки, внешних обстоятельств. Например, слово «навернуть» означает»совершить», «что-то сделать», при этом можно «навернуть скачок» — совершитькражу со взломом; «навернуть малину» — установить тайную квартиру; «навернутьбабки» — добыть денег; «навернуть фраера» — обмануть кого-либо.

1 ВакутинЮ. А. Словарь жаргонных слов и выражений. Татуировки. — Омск, 1979;Бронников А. Г. Криминалистическое значение татуировок у правонарушителей.- Пермь, 1982; и др.

В-четвертых, прослеживается»популяризация» среди всех слоев населения жаргонных слов и выражений.Они употребляются не только правонарушителями, но и законопослушными гражданами(хотя и в шутку, из озорства, без жиганской и воровской патетики), чтовносит иногда путаницу в процесс криминологической идентификации.

Необходимость иметь представлениео жаргоне как инструменте изуче-4 ния преступника вполне объяснима, в противномслучае общение с ним мо»| жет оказаться ограниченным, не полным и не доверительным,а незнание или неудачное применение жаргонных слов сотрудником ОВД можетпривес-; ти к резким конфликтным ситуациям.

Невербальное поведение(неосознаваемые, малоосознаваемые движения и действия):

• проявление настороженностив беседе даже на нейтральные темы: пристольный взгляд, прищуривание, наморщиваниелба перед ответом (придание! лицу выражения проницательности — желаниепредугадать направление беседы, степень осведомленности сотрудника ОВДо событиях преступления);

• проявление подозрительностии скрытности (взгляд сбоку — углами глаз; движения рук, закрывающие лицо;взгляд в сторону; сокрытие ладоней и др.);

• проявление нервозности(активное движение рук, в первую очередь кистей и пальцев; частое покашливание,прочищение горла; учащенное моргание; покусывание губ или ногтей; избеганиевзгляда сотрудника; ерзанье и др.);

• неестественная веселостьили развязность, примитивная бесцеремон-S ность (беззаботно открытая посадка- ноги или бедра широко расставлены;^ улыбчивость, демонстрация преувеличенногодружелюбия, когда обстановка? не располагает к этому) и т. д.

Специфику невербального поведенияпредставителя криминального мира Д.С. Лихачев1 связывал с обрывочным,»заторможенным» характером ре-, чевого синтаксиса, с пропуском подлежащегои сказуемого. Страх произнести лишнее, выдать себя или других из-за болтливостичасто не разрешается ничем. Здесь-то и приходят «на помощь» телодвижениякак результат разрешения напряжения в речи преступника, в среде которогок тому же не терпят многословия, где почти все понимается с полуслова,порой по одному взгляду или позе. Это обстоятельство порождает пониманиеспециалистами ОВД необходимости владеть искусством толкования этого особогоязыка — языка телодвижения, проявление которого обусловлено импульсамиподсознания. Отсутствие у собеседника возможности подделать эти импульсыпозволяет доверять этому языку больше, чем обычному словесному каналу общения.

Знаки визуального тайногообщения — «ручнаяфеня» (осознаваемое невербальное повеление). Использование знаков тайногообщения особенно распространено в среде мошенников, картежников, наперсточников,проституток, преступников, отбывающих наказание в местах лишения свободы.Так, у картежных игроков для передачи информации используются наиболееестественные жесты, движения глаз и др. Знаки визуального тайного общенияпозволяют: передать информацию с тайным содержанием при всех, на значительноерасстояние или при таких условиях, когда невозможно ее пере-

дать при помощи речи; обеспечитьбыстроту передачи информации; быть понятным только для определенного круга.

Например, психологическимиисследованиями1 установлено, что зажатый в кулаке указательныйпалец является индикатором скрытности человека, неуверенности в своих словахи действиях, а следователи утверждают, что при проведении очных ставокэтот жест обозначает сигнал о безвыходном положении: «Обложили доказательствами».Жест, когда двумя раскрытыми ладонями изображается фигура, подобная букве»Т» — сигнал о серьезности обвинений, грозящих тюремным заключением, чтона жаргоне обозначается терминами: «крышка», «амба», «крепко сел». Вращениедвух указательных пальцев, направленных друг к другу, говорит о неопределенностиили неуверенности в чем-либо и т. д.

Наблюдение за глазами, жестамиосужденных также является одним из способов получения весьма важной информации.Так, подмигивание в сочетании с поглаживанием подбородка означает «подойдико мне»; потряхивание рукой на уровне груди, напоминающее встряхиваниепыли, и попеременное подмигивание — «не подходи»; если шулер подмигнуллевым глазом и сжал пальцы в кулак, а потом резко разжал их — означает,что у него на руках подтасованная карта и напарник может ходить «ва-банк».

К числу опознавательных сигналовотносится и условное движение пальцев. Особенно оно распространено у ворови картежных шулеров. Так, для определения «своего» в игре используютсярезкое, частое подмигивание и многократное соединение в кольцо большогои указательного пальцев; если напарник по игре сжал напряженно кулак -«крой всеми деньгами». Рука, сжатая в кулак при оттопыренных указательномпальце и мизинце, резко подносимая к подбородку или к горлу, означает приближениеопасности и др.

Сопутствующие признаки.По данным табл. 8.1, среди признаков, указывающих на принадлежностьлица к преступной среде, весомое место занимают татуировки («наколки»,»регалки», «картинки», «прошивки»).

В психолого-юридических источникахв зависимости от содержания (тематической направленности), ценностно-функциональнойзначимости используемой символики все татуировки разделяют на: сигнально-обособительные,лич-ностно-установочные, стратификационно-информационные, мифологическиеи культовые, антирелигиозные, уголовные, сексуально-эротические, художественно-декоративные,юмористические, сентиментальные (памятные) и профессиональные (символикаразличных профессий).2

В настоящее время наблюдаетсямногообразие социально-психологических функций уголовных татуировок. Ониявляются не только знаками общения правонарушителей между собой. В своемсодержании и локализации на различных участках тела татуировки близки преступникупо духу, его специализации, конкретному уголовному делу (могильный крест- «масть» убийцы; вытатуированный доллар — совершил ограбление; три точкиу девушек на руке — воровка и т. д.), могут многое рассказать о вкусахих носителей (изображение женщин, рюмок, шприца и пр.), выдать некоторыебиографические данные (МТ — Матросская Тишина, КПР — Казанский приемник-распределитель,год рождения и пр.), свидетельствуют о членстве в определенной преступной

1 Словарь тюремно-лагерно-блатногожаргона. — С. 368.

1 Рюкле X.Ваше тайное оружие в общении. — М., 1996. — С. 151.

2 ПирожковВ.Ф. Указ. соч. — С. 134.

общности (изображение решетки,креста, карт, шприца и пр.). Кроме того, татуировка среди других особыхпримет указывает на устойчивые личностные характеристики, отражающие ееценности, образ мыслей, установки («Не встану на колени»; «Не подам рукументам»; изображение кота — беглец по натуре; изображение якоря с узлом- «завязал» и т. д.).

Тенденции, связанныес феноменом татуировок у преступников на современном этапе, заключаютсяв следующем:

• большинство преступниковнаносили татуировки только в возрасте до) 28-30 лет, будучи еще подростками.Обычно этим отмечалось пребывание’М воспитательно-трудовых колониях. Раноили поздно перед ними встает вен прос о том, как очиститься от следов «лагернойкультуры».

• профессиональные преступники»новой волны» не носят на своем тейй татуировок; авторитетные рецидивистыследят за тем, чтобы этого не делал молодые, перспективные в криминальномплане преступники. Причиной подобных «табу» является понимание, что татуировка- «визитная карточка» которая мешает осуществлению антиобщественной деятельности;

• молодые, начинающие преступникизачастую наносят татуировки без относительно интерпретаций, изложенныхв справочных изданиях, побуждаемые мотивами отождествления себя с преступнойсредой, украшательства

• различные касты криминалитета,а также отдельные индивиды могу вкладывать свой (не одинаковый по регионам)смысл в татуировки. Подлинную семантику татуировок можно понять тольков комплексном изучений! конкретной личности преступника.

В перечне сопутствующих признаковкриминальной специфики ветречаются: постоянное ношение рубашки с длиннымирукавами, скрывающей татуировки; манера носить кепку, надвигая ее на глаза;модная в уголовной среде одежда (преимущественно спортивного покроя), ношениечеток, стальных крестов на цепочках. Однако по этим особенностям не следуетделать) поспешных выводов об антиобщественной сущности их обладателя, таккатб при выборе стиля одежды, прически, украшений и т. д. нередко сказываетсявлияние множества не зависящих от индивида факторов (социальная мода, рабочаяобстановка, материальные возможности и пр.).

Выявление криминологическизначимых признаков сотрудником праврохранительных органов позволяет своевременнопресекать преступные замыслы, недозволенные связи, имеет практическое значениев исследовании! психологических и социальных характеристик конкретной личности:

• ее принадлежности к определенномупреступному сообществу (ворам, грабителям, рэкетирам, насильникам, наркоманами т. п.);

• степени криминальной зараженности,статуса, действенности;

• внутреннего отношения ктруду, дисциплине, государственной и частной собственности, к другим людям,к представителям правоохранительных органов, закону, правиламчеловеческого общежития и общечеловеческим ценностям.

Визуальная психодиагностика

Визуальная психодиагностика как методика оценки личностных особенностей человека, базируется на простейшем принципе: «Человек отражает свой внутренний мир во внешних проявлениях свободного выбора». Прическа, аксессуары, цвета, одежда, машина — все это визуальные признаки, которые маркируют черты характера и свойства личности конкретного человека.

Однако доминанты или, как их еще называют, психотипы – это только особенности личности, при которых отдельные черты характера существенно усилены. Это приводит к склонности человека применять одни и те же стратегии поведения в разных ситуациях.

Суть методики состоит в том, что по внешним признакам (визуальная психодиагностика) можно определить особенности характера — доминанты. Таким образом, в режиме реального времени, без применения психологических тестов можно увидеть психологические и коммуникативные особенности собеседника по его поведению, по манере строить общение и также по внешнему виду.

Визуальная психодиагностика дает возможность сделать высокодостоверный прогноз поведения вашего объекта наблюдения, будь то кандидат на должность, сотрудник, партнер или клиент.

Свои названия доминанты получили от используемых в психиатрии терминов, характеризующих то или иное психическое расстройство личности. Говоря о доминантах, мы, в отличие от психиатров, имеем в виду только психологическую норму, а если быть еще более точным, выраженные черты в рамках нормального рисунка личности обычного человека.

Визуальная психодиагностика помогает «нормальным» людям лучше понимать друг друга и быстрее находить общий язык.

Визуальная психодиагностика личности — 8 психотипов:

  1. Паранойяльный психотип (Целеустремленный).
  2. Истероидный психотип (Демонстративный).
  3. Эпилептоидный- застревающий психотип.
  4. Эпилептоидный-возбудимый психотип.
  5. Шизоидный психотип (Странный).
  6. Гипертимный психотип (Жизнерадостный).
  7. Эмотивный психотип (Чувствительный).
  8. Тревожный психотип (Боязливый).

Паранойяльный психотип (целеустремленный)

Это обычно люди с мощным внутренним стержнем. Живут, в основном, своей идеей, борются за нее, страдают, отстаивают. Они не восприимчивы к информации со стороны. Прислушиваются только к своему мнению («Одно мое, другое неправильное…»), что часто выливается в нежелание слушать других, приводит к стремлению избегать проблем. Люди паранойяльного типа стратеги, но не тактики. Их цели глобальны, а масштабы огромны. Именно такого типа люди упорно идут к, казалось бы, недостижимой для других цели.

Жизнь таких людей построена на принципах, что позволяет им спокойно идти по головам. Основной принцип, по которому они живут: «Кто не с нами, тот против нас». Склонны врать в рамках идеи, важным считают только конечный результат, а для достижения цели, как известно, все средства хороши. Требовательны к себе и другим и всегда оценивают достоинства и недостатки собеседника. Обычно люди с паранойяльной доминантой не чувствительны к стрессам. Это, безусловно, сильный тип личности.

Одежда: Для людей паранойяльного психотипа характерны опрятность, классический стиль одежды в рабочее время и стиль «милитари» в свободное время. Обычно в данном стиле нет ничего лишнего, все аксессуары «к месту».

Мимика: Властная, уверенная.

Жесты: Широкие, рубящие, указующие. Такие люди склонны часто рвать дистанцию с собеседником, чтобы ввести его в замешательство.

Речь: Уверенная. Возможен менторский тон. Такие люди любят говорить на интересующие только их темы. Они последовательны в изложении (во-первых,во-вторых, в-третьих…) и часто используют жесткие формулировки, слова и оценки.

Модель позитивного общения: Чтобы установить раппорт с такими людьми рекомендуется продемонстрировать свою силу (статус). В дискуссии делать ссылки на законы или мнения авторитетных людей. Стоит приводить четкую структуру аргументов (во-первых, во-вторых, в-третьих…). Успешнее всего собеседник с ярко выраженной паранойяльной доминантой прислушается к властному, авторитетному человеку, чем к подчиненному. Можно постараться показать важность Ваших предложений для решения глобальной идеи паранойяльного.

Истероидный психотип (демонстративный)

Истероидная доминанта способствует желанию нравиться. Такие люди часто представляют себя как наделенных актерским даром. Жизнь для них – театр, а окружающие – зрители. От этого они ведут себя демонстративно и стремятся быть замеченными. В общении можно наблюдать манерность и излишнюю говорливость.

Обычно истероиды верят в сказанное, несмотря на возможную недостоверность информации или несоответствие фактов. Это результат желания приукрасить любой рассказ. Иногда бывает достаточно просто слушать и «несостыковки» сами проявятся. Такой человек использует любую возможность высказаться. Это слабый тип нервной системы.

Одежда: Часто «вызывающая», либо яркая, либо с экстравагантными деталями, дополняется большим количеством бижутерии, аксессуаров и ярким макияжем у женщин. У мужчин можно увидеть чрезмерное наличие украшений или любые другие бросающиеся в глаза детали внешнего вида. Например, шейный платок, обилие колец и др.

Мимика: Все эмоции на лице людей с преобладающей истероидной доминантой выглядят гипертрофированно. Это широкие улыбки, смех с раскрытым ртом, печаль со слезами, вселенская скорбь.

Жесты: Преобладают широкие, картинные жесты и акцентированные позы.

Речь: Эмоциональная и экспрессивная, с драматическими паузами.

Модель позитивного общения: С таким собеседником лучшая позиция — слушатель. Человек с преобладающей истероидной доминантой раскрывается больше, если делать вид, что верите игре. Если похвалить такого собеседника, то он примет любое решение в вашу пользу. Чтобы уличить во лжи, стоит просто попросить повторить рассказ.

Эпилептоидный психотип (застревающий)

Одна из разновидностей людей с преобладающей эпилептоидной доминантой – эпилептоид застревающий. Это обозначает, что в силу своих особенностей такой человек ригиден, плохо переключается с одного на другое. Часто это люди системные, пунктуальные, неторопливые, прагматичные. Для них важна подготовка, если предстоит какое-либо решение. У них все всегда должно быть на своих местах. Данная категория людей нетерпима, когда кто-то изменяет его порядок.

Такие люди привыкли планировать и все записывать. Жизненный принцип застревающего эпилептоида: «Мой дом — моя крепость». Контакты, как правило, устанавливаются застревающими плохо. Со стороны может показаться, что это угрюмый или даже злобный человек. Также застревающие исключительно разборчивы при выборе друзей. Однако если такой человек назвал Вас другом, то никогда не предаст и, в случае необходимости, пожертвует всем ради Вас. Эпилептоид любит свое дело, очень редко меняет работу. Его социальный ориентир – это семья.

Одежда: Практичная и удобная. На работе классическая одежда, в быту предпочитает кэжуал.

Мимика: Взгляд прямой, уверенный, иногда собеседнику может показаться тяжелым. Эмоциональные всплески редки и незначительны.

Жесты: Четкие, выверенные.

Речь: Медленная, вялая.

Модель позитивного общения: Разговор с таким собеседником имеет успех, если приводить ему стройную аргументированную систему доказательств. Процесс должен проходить без суеты и спонтанных проявлений. Эпилептоид должен увидеть «свой» интерес, тогда сотрудничество Вам обеспечено.

Эпилептоидный психотип (возбудимый)

Данная особенность людей с ярко выраженной эпилептоидной доминантой (возбудимость) определяет категорию жестких и жестоких людей. Они могут заниматься спортом или принимать участие в соревновательной деятельности. Возбудимые эпилептоиды, также как и застревающие, зачастую, опрятны и аккуратны. Такие люди предпочитают короткие стрижки, короткие ногти, спортивный стиль в одежде. Они как будто всегда готовы вступить в борьбу. Также можно заметить любовь к порядку и иерархии, нередко циничность к окружающим.

Такие люди слепо верны инструкциям. Их принцип «Я выполнял приказ…». В средствах достижения целей возбудимые неразборчивы и легко обвиняют других, в том числе ложно, словно испытывая на прочность. В отличие от застревающих эпилептоидов, это люди непредсказуемые и импульсивные в решениях. Они стремятся к достижению своих личных целей, а ко всему остальному относятся по принципу «Не грузи…». Склонны к асоциальным поступкам, алкоголизму, наркомании. Это слабый тип нервной системы.

Одежда: Возбудимый эпилептоид выражается через спортивный стиль в одежде.

Мимика: Взгляд прямой, агрессивный, мимика чаще мелкая и скованная.

Жесты: Тяжеловесные, подчеркнутые участием мышц (поигрывает мускулами). Это грубая демонстрация силы.

Речь: Медленная, жесткая.

Модель позитивного общения: В общении с таким психотипом людей рекомендуется соблюдать дистанцию и выдерживать жесткую линию без уступок (иначе сразу начнет продавливать). Также важно показать свою значимость и авторитетность в интересующем вопросе. При этом, желательно не провоцировать возбудимого эпилептоида на необдуманные действия. Либо в случае «срыва» собеседника, ситуацию будет сложно удержать под контролем. Эпилептоид с удовольствием откликнется на предложение «дружить против…».

Шизоидый психотип (странный)

У людей с шизоидной доминантой собственные представления о реальности, свое собственное видение ситуаций. Это люди, имеющие свой личный мир, где они сами решают, каким законам подчиняться. Им присуще творчество без шаблонов и непредсказуемое поведение. Это — ярко выраженные интроверты. Их особенность в том, что они «Не как все». Часто отличаются несуразной и неординарной внешностью. Это либо кажущиеся хрупкими люди, либо нескладные, где-то гротескные, местами неловкие, внешне угловатые. Тип нервной системы у таких людей слабый.

Одежда: Часто их одежда негармонична, может быть неаккуратна и «пестрить» неожиданными деталями. В отличие от истероидной доминанты, у шизоидов нет четкого «образа».

Мимика: Характерный взгляд «мимо собеседника в никуда…» и возможно рассогласование мимики и жестов (например, на лице радость, а кулаки сжаты).

Жесты: Также угловатые, несогласованные и неловкие.

Речь: Достаточно высокоинтеллектуальная, с обилием терминологии, возможно с указанием на различные источники получения информации.

Модель позитивного общения: Учитывая интровертированность доминанты, личное общение для таких людей в тягость. Шизоидные личности предпочтут заочное общение. В случае необходимости личного контакта, в беседе с ними необходимо избегать резких оценок и прямой критики (шизоиды очень обидчивы). Задачи лучше ставить, ориентируясь на конечный результат, а отчитываться (в случае если это начальник), только конкретными выполненными результатами. Процессы такой человек не воспринимает.

Гипертимный психотип (жизнерадостный)

Гипертимная доминанта характеризует энергичных людей, любящих жизнь во всех проявлениях. Такие люди зачастую оптимистичны и склонны в любой ситуации находить положительные стороны. Они рады всему новому и никогда не унывают. На контакты идут с удовольствием, любят общаться. Им присуще остроумие и адекватное чувство юмора. Такой человек берется сразу за несколько задач и решает их. Гипертимная доминанта отличается гибкостью и быстрой переключаемостью с одного дела на другое. Гипертимы чаще предпочитают экстремальный отдых. Это сильный тип нервной системы.

Одежда: Универсальная, удобная, не сковывающая движений.

Мимика: Живая, жизнерадостная, энергичная.

Жесты: Бодрые, быстрые. В движениях гипертим – непоседа, часто роняет вещи, натыкается на углы и людей.

Речь: Увлеченная. Такие люди могут заговориться и упустить нить разговора, но потом неожиданно вернуться к теме.

Модель позитивного общения: С такими людьми рекомендуется открытое свободное общение. Они всегда идут на контакт, склонны к излишнему доверию.

Эмотивный психотип (чувствительный)

Эмотивная доминанта характерна категории людей, отличающихся ярко выраженной добротой. Такие люди привыкли сопереживать окружающим. В разговоре обычно внимательно слушают и проявляют понимание. Это эмоционально пассивные люди, любящие наблюдать за чужими переживаниями, нежели переживать самому. Эмотивы любят смотреть телевизионные передачи, сериалы, фильмы с эмоциональными сценами, читают книги, которые вызывают переживания. Наблюдается склонность к избеганию конфликтов, возможны психосоматические проявления, которые на фоне стресса усиливаются. Это слабый тип нервной системы.

Одежда: Мягкая, приятная на ощупь, скрадывающая движения или просто удобная.

Мимика: Слабая, неуверенная. Таких людей может отличить эффект «влажных глаз».

Жесты: Плавные, без угловатости, могут во время беседы поглаживать себе руки.

Речь: Тихая. Эмотивы больше готовы слушать, они почти не возражают, врут редко.

Модель позитивного общения: С такими людьми рекомендуется конгруэнтность, равенство в общении. Также важно проявлять признаки доверия и рекомендуется найти общие интересы.

Тревожный психотип (боязливый)

Для людей с выраженной тревожной доминантой характерна повышенная тревога, постоянная перестраховка от ошибок. Такие люди часто не могут сами принимать решения. Они стараются закрываться от общения, при контактах сильно волнуются. Имеют свои успокаивающие ритуалы (например, вытереть ноги, поплевать через плечо, перед началом работы ежедневно пьют кофе «чтобы вработаться»). Они пунктуальны и следуют инструкциям, во избежание штрафных санкций. Это сдержанные в высказываниях и поступках люди. Их принцип «Семь раз отмерь, один отрежь». Слабый тип нервной системы.

Одежда: Неяркая и закрытая. Предпочтительны темные и серые однотонные или с мелким геометрическим рисунком ткани.

Мимика: Слабая, неуверенная.

Жесты: Самоуспокаивающие, тревожные, часто трогает себя, заламывает руки. Позы у таких людей скованные, словно в ожидании, что вот-вот надо «сорваться» с места и бежать.

Речь: Тихая, неуверенная. Боязнь сказать не то.

Модель позитивного общения: Такому собеседнику рекомендуется выказывать подбадривающие знаки внимания, проявлять доверие, хвалить за любое позитивное высказывание, лучше не критиковать без надобности. Если критика необходима, следует преподнести ее в таком виде, чтобы оппонент понял, что ничего страшного в сложившейся ситуации нет. Также в общении с «тревожными» — подчиненными необходимо давать максимально подробную, точную инструкцию.

При необходимости диагностирования доминанты личности следует помнить, что доминанты – это лишь усиленные черты характера. Данные характеристики описывают «идеальные» категории особенностей личности. В реальности, у индивида чаще всего выражены несколько доминант (две или три доминанты), но их выраженность может быть «размыта», так как человеку присуща не одна модель поведения, а несколько. Опираясь на данную методику, диагност может предполагать, какая модель поведения наиболее соответствует успешному взаимодействию в конкретной ситуации с определенным психотипом. Для этого, во избежание ошибочных оценок, стоит всегда возвращать себя к мысли о том, что внешность бывает обманчива, как и слова. Поэтому прогноз по поступкам чаще оказывается более качественным.

Артём Павлов

Рекомендованные материалы

YouTube канал Артема Павлова: https://www.youtube.com/c/АртемПавлов

Онлайн-курс Оперативная психодиагностика

Онлайн-курс Психологические основы физиогномики